004.jpg
The Russian Battlefield
006.jpg
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval
Home Articles Потери СССР и Германии в ВОВ
Russian (CIS)English (United Kingdom)

Подписка на новости

IREMEMBER.RU

Infantrymen
Snipers
Tankers
Pilots
Artillerymen
Medics
Others
Now online:
  • 23 guests
  • 4 robots

Посетители

Сегодня: 96
Вчера: 2572
На этой неделе: 96
На прошлой неделе: 20775
В этом месяце: 86485
В прошлом месяце: 67110
Всего: 153595


Порно

Грунтовка гф 021 серая и красно-коричневая по металлу.
Banner

Потери СССР и Германии в ВОВ

Print
Share
Written by Андрей Кравченко
Published on Saturday, 16 January 2010 23:48
Last Updated on Friday, 24 December 2010 15:35

Необходимое предисловие

Прежде, чем пускаться в объяснения, статистику и прочее, давайте сразу поясним, что имеется в виду. В данной статье рассмотриваются потери, понесенные Красной Армией, Вермахтом и войсками стран сателлитов Третьего Рейха, а также гражданским населением СССР и Германии, только в период с 22.06.1941 до момента окончания военных действий в Европе (к сожалению, в случае с Германией это практически неисполнимо). Сознательно исключены советско-финляндская война и «освободительный» поход РККА. Вопрос потерь СССР и Германии неоднократно поднимался в печати, идут бесконечные споры в Интернете и по телевидению, но к единому знаменателю исследователи данного вопроса прийти никак не могут, потому что, как правило, все аргументы сводятся в итоге к эмоциональным и политизированным высказываниям. Это лишний раз доказывает, насколько болезненный это вопрос в отечественной истории. Целью статьи не является «выяснение» окончательной истины в данном вопросе, а попытка суммировать различные данные, содержащиеся в разрозненных источниках. Право делать вывод предоставим читателю.

При всем многообразии литературы и сетевых ресурсов о Великой Отечественной Войне, представления о ней во многом страдают определенной поверхностностью. Основная причина этого — идеологизированность того или иного исследования или произведения и не важно, что это за идеология — коммунистическая или антикоммунистическая. Трактовка такого грандиозного события в свете какой-либо идеологии заведомо ложно.

Особенно горько читать последнее время о том, что война 1941–45 гг. была лишь схваткой двух тоталитарных режимов, где один, дескать, вполне соответствовал другому. Мы же попробуем взглянуть на эту войну с точки зрения наиболее оправданной — геополитической.

Германия 30-х, при всех своих нацистских «особенностях», прямо и неуклонно продолжала то мощное стремление к первенству в Европе, которое веками определяло путь германской нации. Даже сугубо либеральный германский социолог Макс Вебер писал во время 1-й мировой войны: «…мы, 70 млн. немцев…обязаны быть империей. Мы должны это сделать, даже если боимся потерпеть поражение». Корни этого устремления немцев уходят корнями вглубь веков, как правило, апелляцию нацистов к средневековой и даже языческой Германии истолковывают как чисто идеологическое мероприятие, как конструирование мобилизующего нацию мифа.

С моей точки зрения все сложнее: именно германские племена создали империю Карла Великого, позднее на ее фундаменте сложилась Священная Римская Империя германской нации. И именно «империя германской нации» создала то, что называется «европейской цивилизацией» и начала завоевательную политику европейцев с сакраментального «Drang nach osten» — «натиска на восток», ведь половина «исконно» немецких земель, вплоть до 8–10 веков принадлежала славянским племенам. Поэтому присвоение плану войны против «варварского» СССР названия «план Барбаросса» — не случайное совпадение. Эта идеология «первенства» Германии, как основополагающей силы «европейской» цивилизации, явилась исходной причиной двух мировых войн. Причем в начале Второй мировой Германия смогла действительно (пусть и ненадолго) осуществить свое устремление.

Вторгаясь в пределы той или иной европейской страны, немецкие войска встречали изумительное по своей слабости и нерешительности сопротивление. Кратковременные схватки армий европейских стран с вторгнувшимися в их пределы германскими войсками, за исключением Польши, являли собой скорее соблюдение некоего «обычая» войны, чем действительное сопротивление.

Чрезвычайно много написано о дутом европейском «движении Сопротивления», якобы бы наносившем гигантский урон Германии и свидетельствовавшем, что Европа наотрез отвергала свое объединение под германским главенством. Но, за исключение Югославии, Албании, Польши и Греции, масштабы Сопротивления — тот же идеологический миф. Несомненно, режим, устанавливаемый Германией в оккупированных странах, не устраивал широкие слои населения. В самой Германии тоже существовало сопротивление режиму, но ни в том, ни в другом случае это не являлось сопротивлением страны и нации в целом. Например, в движении Сопротивления во Франции за 5 лет погибли 20 тысяч человек; за те же 5 лет погибло около 50 тысяч французов, воевавших на стороне немцев, то есть в 2,5 раза больше!

В советское время гиперболизация Сопротивления была внедрена в умы, как полезный идеологический миф, дескать, нашу борьбу с Германией поддерживала вся Европа. В действительности, как уже упоминалось, серьезное сопротивление оккупантам оказали лишь 4 страны, что объясняется их «патриархальностью»: им были чужды не столько «германские» порядки, насаждаемые Рейхом, сколько общеевропейские, ибо эти страны по своему образу жизни и сознания во многом не принадлежали европейской цивилизации (хотя географически включены в Европу).

Таким образом, к 1941 году почти вся континентальная Европа, так или иначе, но без особых потрясений вошла в состав новой империи с Германией во главе. Из существовавших двух десятков европейских стран почти половина — Испания, Италия, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Словакия, Финляндия, Хорватия — совместно с Германией вступили в войну против СССР, послав на Восточный фронт свои вооруженные силы (Дания и Испания без формального объявления войны). Остальные европейские страны не принимали участие в военных действиях против СССР, но так или иначе «работали» на Германию, или, скорее, на новообразованную европейскую Империю. Неверное представление о событиях в Европе, заставило нас начисто забыть о многих реальных событиях того времени. Так, например, англо-американские войска, под командованием Эйзенхауэра в ноябре 1942 года в Северной Африке сражались поначалу не с немцами, а с двухсоттысячной армией французов, несмотря на быструю «победу» (Жан Дарлан ввиду явного превосходства сил союзников приказал сдаться французским войскам), в боевых действиях погибли 584 американца, 597 англичан и 1600 французов. Конечно это мизерные потери в масштабах той всей Второй Мировой войны, но они показывают, что ситуация была несколько сложней, чем обычно думают.

Красная Армия в боях на Восточном фронте захватила полмиллиона пленных, являющихся гражданами вроде бы, не воевавших с СССР стран! Можно возразить, что это «жертвы» германского насилия, загнавшего их на русские просторы. Но немцы были не глупее нас с вами и вряд ли допустили на фронт поголовно неблагонадежный контингент. И пока очередная великая и многонациональная армия одерживала победы в России, Европа была, в общем и целом, на ее стороне. Франц Гальдер в своем дневнике 30 июня 1941 года записал слова Гитлера: «Европейское единство в результате совместной войны против России». И Гитлер вполне верно оценил положение. Фактически геополитические цели войны против СССР осуществляли не только немцы, а 300 млн. европейцев, объединенных на различных основаниях — от вынужденного подчинения до желанного сотрудничества — но, так или иначе, действующих совместно. Только благодаря опоре на континентальную Европу, немцы смогли мобилизовать в армию 25% всего населения (для справки: СССР мобилизовал  17% своих граждан). Одним словом, силу и техническую оснащенность армии, вторгшейся в СССР, обеспечивали десятки миллионов квалифицированных рабочих всей Европы.

Для чего мне потребовалось столь длинное вступление? Ответ прост. Наконец надо осознать, что СССР воевал не только с Германским Третьим Рейхом, но почти со всей Европой. К сожалению, на извечное «русофобство» Европы наложился страх перед «жутким зверем» — большевизмом. Многие добровольцы из европейских стран, воевавшие в России, воевали именно с чуждой им коммунистической идеологией. Не меньшее их число было сознательными ненавистниками «неполноценных» славян, зараженные чумой расового превосходства. Современный немецкий историк, Р. Рюруп пишет:

«Во многих документах Третьего Рейха запечатлелся образ врага — русского, глубоко укоренившийся в германских истории и обществе. Такие взгляды были свойственны даже тем офицерам и солдатам, которые не были убежденными или восторженными нацистами. Они (эти солдаты и офицеры) также разделяли представления о „вечной борьбе‛ германцев… о защите европейской культуры от „азиатских орд‛, о культурном призвании и праве господства немцев на Востоке. Образ врага подобного типа был широко распространен в Германии, он принадлежал к „духовным ценностям‛».

И это геополитическое сознание было свойственно не только немцам, как таковым. После 22 июня 1941 года, как на дрожжах появляются добровольческие легионы, позже превратившиеся в дивизии СС «Нордланд» (скандинавская), «Лангемарк» (бельгийско-фламандская), «Шарлемань» (французская). Угадайте, где они защищали «европейскую цивилизацию»? Верно, довольно далеко от Западной Европы, в Белоруссии, на Украине, в России. Немецкий профессор К. Пфеффер писал в 1953 году «Большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт потому, что видели в этом ОБЩУЮ задачу для всего Запада…» Вот с силами почти всей Европы и суждено было столкнуться СССР, а не только с Германией, и столкновение это было не «двух тоталитаризмов», а «цивилизованной и прогрессивной» Европы с «варварским государством недочеловеков», так долго пугавшем европейцев с востока.



 
Rate this article
(61 votes, average 4.25 out of 5)

Add comment

Comments from unregistered users will be published only AFTER moderator's check.

Security code
Refresh