Основной танк Т-19

Печать
Share
Автор: Валерий Потапов
Впервые опубликовано 20.09.2005 19:44
Последняя редакция 13.12.2010 02:54
t19_01
t19_02
t19_03
t19_04

Решение заседания Реввоенсовета, которое прошло с 17 по 18 июля 1929 года, поставило перед военной промышленностью сложную задачу: создать в короткий срок новую боевую машину — «основной танк сопровождения Т-19». Задание на его проектирование было выдано ГКБ ОАТ осенью (предположительно — в августе — сентябре). Окончание разработки предполагалось к 15 января 1930 года, но этот срок оказался весьма оптимистичным. Особенно тормозили проектные работы многочисленные доносы и жалобы на конструкторов, а также пожелания от руководителей РККА различных рангов и следующие за ними разборки. Так, в одном из таких документов неизвестный «патриот» жаловался на проектировщиков, что они желают применить «... в передачах Т-19 косозубые шестерни вместо прямозубых, что является прямым доказательством их вредительства...». А один из командиров (подпись трудно разобрать — видимо, К. Павловский) требовал, чтобы основной танк был оборудован «... коленчатыми лапами с шипами для перелезания через стенки и движения в условиях гор, покрытых снегом...». Тем не менее, приемка проекта состоялась 1 марта 1930 года.

Танк Т-19 должен был стать ударным средством мобильных подразделений РККА в условиях современного маневренного боя. Главными требованиями к Т-19 стали: способность преодолевать большинство полевых фортификационных сооружений (окопов) и проволочных заграждений без помощи «хвоста» и на максимально возможной скорости; огневая мощь, обеспечивающая превосходство на поле боя перед всеми известными боевыми машинами сходной массы; бронирование, защищающее его экипаж от винтовочных и пулеметных пуль на всех дистанциях, а от огня 37-мм пушек на дальности 1000 м.

Согласно техзаданию танк должен был обладать массой не более 7,3 тонн, скоростью движения не ниже 30 км/ч по хорошему грунту, двигателем мощностью 100 л.с., вооружением из 40-мм танковой пушки и 2-х пулеметов и броневой защитой толщиной 18–20 мм. Ответственным исполнителем по танку Т-19 был назначен С. А. Гинзбург.

Подвеска Т-19 стала развитием таковой от французского танка «Renault NC» обр. 1927 г. Новый танк был более длинным, чем Т-18, что позволяло улучшить его проходимость без применения «хвоста», а также уменьшить продольные колебания корпуса.

Сегодня многие любители танков считают, что впервые наклон бронелистов для повышения защищенности танка был применен на Т-34. Тем не менее, это не так. Дело в том, что когда выяснился факт превышения допустимой массы Т-19 по сравнению с техзаданием, что не позволяло использовать в нем бронирование толщиной более 16 мм, повышение пулестойкости корпуса решили достичь тщательным подбором формы корпуса. Для строящегося Т-19 была выбрана схема бронирования, предложенная конструкторами М. И. Таршиновым (занятым в КБ ХПЗ созданием Т-12/Т-24) и С. А. Гинзбургом. Идея улучшения бронестойкости кузова заключалась в том, чтобы изготавливать его с большими углами наклона броневых листов, которое будет сказываться на склонности пуль и снарядов к рикошету.

Вооружение Т-19 после пересмотра проекта предполагалось из 37-мм полуавтоматической танковой пушки обр. 1930 г., а также двух пулеметов ДТ (один располагался в лобовом листе корпуса у радиста; второй — в башне). Установка вооружения в башне предусматривалась в двух вариантах — независимая установка пушки и пулемета, а также спаренная установка их в единой маске.

Т-19 стал первым танком, специально спроектированным для действий в условиях химической войны, для чего он оборудовался приточной вентиляцией, производительностью 180 м3/час с «противогазным фильтром», способным нейтрализовать фосген, синильную кислоту, хлорпикрин, окись углерода и ядовитые дымы в течение 3-х часов, после чего экипаж мог выполнять боевую задачу в противогазах, либо, сменив фильтр, действовать без них еще 3 часа.

Далее, проектом Т-19 предусматривалась возможность придания ему «плавучих» свойств при помощи надувных, или каркасных поплавков, сброс которых мог бы производиться без выхода экипажа из машины. К изготовлению были приняты плавсредства системы корабельного инженера Б. С. Смирнова. Первоначально было желание даже оснастить танк двумя съемными винтами для движения по воде, но позднее функцию перемещения Т-19 по водной глади доверили специальному «водяному трактору», создание которого предполагалось в 1931 году.

Т-19 не имел «хвоста» и преодолевал окопы и неширокие канавы до 2 метров за счет собственной длины. На случай же встречи с противотанковым рвом шириной 2,5 — 3 м два Т-19 должны были сцепляться, удлиняясь вдвое, для чего в передней и задней оконечностях машины предусматривалась установка специальных фермных конструкций (на корпусе танка имелось по три проушины в носовой и кормовой частях для установки ферм сцепления).

Для наблюдения за полем боя в танке уже не использовались простые щели, равно как и «бронеглаз». Первоначально планировалось установить на Т-19 стробоскопические приборы наблюдения по типу примененных на танке Э.Гроте (ТГ), но более предпочтительными оказались пуленепробиваемые стекла типа «Симплекс-Триплекс» в легкосъемных обоймах.

Изготовление первого Т-19 началось в июне 1931 году, и к концу августа танк в основных узлах был готов (по плану его готовность должна была быть еще к 1 марта 1931 г.). Однако характеристики танка оказались ниже запланированных, вес — выше (7,6–8 т), а производство — чудовищно сложным. Новая башня с вооружением для танка создана не была, и он получил таковую от серийного Т-18 обр. 1930 г. 37-мм танковая пушка обр. 1930 г. долго доводилась и осваивалась в серии и потому попала в конце концов только на танки БТ. Отечественный шестицилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 100 л.с. так и не удалось довести до кондиции, а установка быстроходного мотора «Франклин» (95 л.с.) требовала переработки конструкции коробки передач, бортовых передач и даже корпуса (двигатель был больше по габаритам). Особенно настораживал тот факт, что Т-19 «съедал» огромное количество дорогих шариковых и роликовых подшипников, которые в то время у нас не производились, но закупались за рубежом. Сильно удорожали его и всевозможные «навороты» для химической войны, плавания и т. д., о которых уже было сказано выше (стоимость опытного танка без вооружения в ценах 1930–31 гг. превысила 96000 руб!).

Все это усугублялось тем, что закупленный у фирмы «Виккерс» 6-тонный танк был более прытким, и дешевым. Так что в 1931 году работы над Т-19 были свернуты и все силы спешным образом переключены на освоение серийного производства танка «Виккерс», получившего в СССР название Т-26. К тому времени полностью собрали два танка Т-19 и дополнительно успели изготовить корпус из сварных и литых деталей, а также ряд вспомогательных агрегатов.

Источник: «Первые советские танки», Армада № 1, М.Свирин и А.Бескурников

 
Оцените этот материал:
(4 голоса, среднее 4.00 из 5)