Самоходная установка СУ-76и

Печать
Share
Автор: Евгений Болдырев
Впервые опубликовано 20.09.2005 19:38
Последняя редакция 10.12.2010 15:00

Первые опыты по перевооружению трофейных САУ отечественными орудиями велись на предприятиях Москвы в конце 1941 — начале 1942 года. По воспоминаниям А. Клубнева, в начале марта 1942 года в 33-ю армию, где он командовал взводом танков Т-60, прибыли шесть отремонтированных на московских заводах StuG III. Три из них имели штатное короткоствольное орудие, а три «были вооружены пушками от ранней тридцатьчетверки».

О такой же машине, «вооруженной орудием от танка KB» и подбитой немцами недалеко от Медыни весной 1942 года, рассказывал П.Миньков, также воевавший в 33-й армии. Однако пока не удалось найти ни документального подтверждения такой переделки, ни фотографий таких машин. Можно лишь предположить, что такое перевооружение было проведено полукустарным способом на единичных САУ.

В январе-феврале 1943 года начали происходить массовые аварии трансмиссии принятых на вооружение СУ-76 (СУ-12). Причиной этих аварий была параллельная установка двух спаренных двигателей, работавших на общий вал, что приводило к возникновению резонансных крутильных колебаний. Дефект был сочтен конструкционным, и для его ликвидации требовалось много времени. Таким образом, в феврале 1943 года большая часть СУ-76 (СУ-12) требовала ремонта и не могла использоваться для ведения боев. Красная Армия оказалась лишенной наиболее необходимых 76-мм самоходных дивизионных орудий.

Срочно необходимо было найти временное решение по изготовлению самоходных 76-мм орудий к летней кампании 1943 года. И тут предложение Каштанова о перевооружении СГ-122 дивизионной 76-мм пушкой пришлось как нельзя кстати. Кроме того, по донесениям трофейных служб после окончания Сталинградской битвы на ремонтные предприятия Наркомата танковой промышленности ( НКТП) и НКВ было доставлено более 300 немецких танков и САУ. Решение о подготовке серийного производства штурмовой 76-мм САУ поддержки на трофейном шасси было принято 3 февраля 1943 г.

Конструкторский коллектив Каштанова был переведен в Свердловск, на территорию эвакуированного завода № 37, и приказом по НКТП был преобразован в конструкторское бюро и начал доработку проекта СГ-122. Времени было мало, так как опытный образец САУ должен был быть готов к 1 марта. Поэтому чертежи многих узлов изготавливали уже задним числом, обмеряя опытный образец.

В отличие от ранее изготовленных самоходных гаубиц, рубка в новой САУ получила наклонные борта, что повышало их прочность. Первоначально планировалось установить в боевом отделении САУ 76,2-мм пушку ЗИС-3Ш на станке, укрепленном к полу, но такая установка не обеспечивала надежной защиты орудийной амбразуры от пуль и осколков, так как при подъеме и повороте орудия в щите неизменно образовывались щели.

Эта проблема была решена установкой вместо 76-мм дивизионной пушки специального самоходного 76,2-мм орудия С-1. Это орудие было спроектировано на базе конструкции танковой пушки Ф-34 и было очень дешевым. Оно разрабатывалось для легких опытных САУ завода ГАЗ. От Ф-34 новая пушка отличалась наличием карданной рамки, позволявшей устанавливать его непосредственно в лобовой лист корпуса и освобождавшей полезный объем в боевом отделении.

15 февраля 1943 г. начальник Отдела Главного Конструктора НКТП С.Гинзбург докладывал наркому о том, что «... завод № 37 начал изготовление опытного образца 76-мм самоходной штурмовой пушки С-1...» А 6 марта опытный образец новой САУ вышел на заводские испытания.

Испытания проходили в окрестностях Свердловска пробегом по дорогам и снежной целине с застопоренным и расстопоренным орудием. Несмотря на жестокие погодные условия (днем — оттепель, а ночью — мороз, доходивший до минус 35°) машина проявила себя хорошо, и 20 марта 1943 года машина была рекомендована для принятия на вооружение под индексом СУ С-1. В печати встречаются также обозначения СУ-76 (С-1) или СУ-76и, где «и» означает «иностранная».

3 апреля 1943 года первые пять серийных САУ были отправлены в учебный самоходно-артиллерийский полк, дислоцированный в под Свердловском. За месяц службы машины «накатали» от 500 до 720 км, и содействовали в обучении более 100 будущих самоходчиков. Отзывы о машине были хорошими, и только трудность запуска двигателя на морозе (для быстрого запуска часто приходилось заливать в карбюраторы горящий бензин) отмечалась всеми техниками как «недостаток первой важности».

Тем временем, по уточненным чертежам завод начал изготовление серии из 20 САУ, которые большей частью также попали в учебные подразделения. Лишь с мая 1943 года СУ-76и начали поступать в войска.

Первые самоходки имели довольно «спартанский» вид. Их боевая рубка была сварена из бронеплит толщиной 35 мм в лобовой части и 25 мм или 15 мм в бортах и корме. Крыша рубки первоначально выкраивалась из цельного листа и крепилась болтами. Это облегчало доступ в боевое отделения САУ для проведения ремонта, но после боев летом 1943 года на многих САУ крыша была демонтирована для улучшения обитаемости экипажа.

Поскольку в начале 1943 года радиостанции были в дефиците, их устанавливали на каждую третью машину, тем более, что большинство САУ поступали в учебные подразделения. Но уже с середины мая радиостанциями типа 9-Р снабжали практически каждую СУ-76и.

В конце июля 1943 года, по опыту применения СУ-76и на Курской Дуге, на качающейся бронировке орудия был установлен броневой отражательный щиток, назначение которого состояло в том, чтобы не допускать заклинивания орудия мелкими осколками и пулями. Тогда же для увеличения запаса хода САУ начали оснащать двумя внешними бензобаками, которые устанавливались вдоль кормы на легкосбрасываемых кронштейнах.

Первоначально в качестве командирских машин в самоходно-артиллерийских полках ( САП), вооруженных СУ-76и, использовали трофейные PzKpfw III. В августе было принято решение об изготовлении также специальных командирских САУ, которые оснащались командирской башенкой от PzKpfw III и радиостанцией повышенной мощности. Такие машины имели сокращенный боекомплекте.

Последние СУ-76и покинули цеха завода в конце ноября 1943 года. К этому времени недостатки отечественных СУ-76 были устранены и самоходки в необходимом количестве отгружались на фронт двумя предприятиями НКТП (завод № 38 в Кирове и ГАЗ в Горьком). Советские самоходки были более дешевыми и легкими по сравнению с СУ-76и, а кроме того, не было проблем с их снабжением запчастями. Всего за время серийного производства СУ-76и на заводе № 37 было выпущено 201 САУ (в том числе 20 командирских).

Боевое крещение подразделения, оснащенные СУ-76и, получили на Курской Дуге. Известно, что к началу июля 1943 года в распоряжении 13-й армии Центрального фронта имелось 16 СУ-76 на трофейном шасси. Причем в ходе оборонительных боев было потеряно восемь таких машин, три из них сгорели. Воронежский фронт также имел некоторое количество СУ-76и, но в отчете фронта на начало боев дано лишь суммарное количество всех САУ с 76-мм пушкой (33 штуки).

Известно также, что в ходе наступления на Орел Центральный фронт был усилен двумя самоходно-артиллерийскими полками, один из которых также имел машины на трофейном шасси (16 СУ-76и и один трофейный танк PzKpfw III).

Достоверно известно, что в 5-ю гвардейскую армию 2 августа 1943 года прибыл 1902-й САП в составе 15 СУ-76и. До 14 августа полк в бой не вводился, а занимался ремонтом САУ и ждал пополнения автотранспортом (первоначально количество автомобилей в САП составляло 10% от штатной численности). В это же время на укомплектование полка поступило пять СУ-122.

Но уже с 14 по 31 августа полк участвовал в пяти боях (в среднем на 2–3 боя больше чем любой другой полк армии). За этот период самоходчики уничтожили два танка, девять орудий, 12 пулеметов и до 250 человек солдат и офицеров. Согласно докладу командира полка от 1 сентября, «все машины в предыдущих боях имеют повреждения. Отдельные машины восстанавливались по нескольку раз, вся матчасть СУ-76 (на базе PzKpfw III) изношена и находится в плохом состоянии. Полк был постоянно недоукомплектован, подготовка личного состава — удовлетворительная».

В сентябре 1943 года полк участвовал в 14 боях, в которые одновременно вводилось от двух до семи САУ. Артогнем самоходных установок оказывалась существенная помощь пехоте при отражении атак противника.

Наиболее результативные бои проходили в течение с 20 по 23 сентября 1943 года при преследовании отступавшего противника, когда группа из шести СУ-76и уничтожила три танка противника.

Обычно во время атак или преследования противника САУ следовали непосредственно вслед за танками, причем в отчете командира САП отмечалось, что если бы «танки и САУ использовались более массированно, потери полка были бы существенно снижены».

Полк участвовал в боевых операциях до конца ноября. 25 ноября 1943 года 1902-й Кременчугский самоходно-артиллерийский полк, потерявший все свои машины, убыл на переформирование отечественной матчастью.

Кроме 1902-го САП, самоходными установками СУ-76и оснащались 1901-й и 1903-й полки, которые также использовались в августе-сентябре при проведении Белгородско-Харьковской операции.

Кроме того, во время Курской битвы в некоторых полках имелись трофейные самоходки. Например, в 1938-м САП 7-й гвардейской армии по состоянию на 10 августа 1943 года числилось две СУ-122, две СУ-76 и две СУ-75 (StuG III).

Самоходчики любили СУ-76и за то, что даже при наличии закрытого боевого отделения она не была такой тесной, как СУ-85, или трофейные StuG 40. Часто им приходилось выполнять типично «танковые» задачи — поддержку и сопровождение пехоты, борьбу с вражескими огневыми точками. И только наличие одного люка (а в 1943 г. немецких шасси с бортовыми «лючками» почти не осталось), затрудняло эвакуацию из СУ-76и в случае ее загорания.

Любопытное свидетельство о СУ-76и есть в разведдокументах немецких частей. Так, 25 октября 1943 года штаб 1-й танковой армии вермахта направил в управление «Иностранные армии — Восток» армейской разведки «Абвер» донесение следующего содержания:

«В 177-м танковом полку 64-й механизированной бригады имеется четыре роты по 11 танков в каждой. Эти танки имеют обозначение Sturmgeschutz 76mm. Они изготовлены на шасси немецкого танка Panzer III с двигателем Maybach. Новая рубка имеет толщину брони в лобовой части 3–4 см, на бортах — 1–1,5 см. Рубка открыта сверху. Орудие имеет углы горизонтальной наводки 15° в каждую сторону и вертикальной наводки ±7°».

Не совсем понятно, о чем здесь идет речь — ведь САУ не могли входить в состав танкового полка мехбригады Красной Армии, да еще в таком количестве — 44 машины. Вероятнее всего, что здесь идет речь о самоходно-артиллерийском полке, приданному мехбригаде, но и в этом случае число САУ завышено вдвое.

В августе 1943 года в конструкторском бюро А.Каштанова была сделана попытка усилить вооружение СУ-76и. 14 сентября главный инженер завода № 37 получил от начальника технического управления НКТП Фрезерова письмо следующего содержания:

«Разработанный вами проект установки 85-мм пушки Д-5-С-85 на базу PzKpfw III (СУ-85и) в настоящее время реализован быть не может из-за отсутствия в достаточном количестве пушек Д-5 и неясностью вопроса с дальнейшей доставкой танков PzKpfw III.
Считаю целесообразным данную разработку временно прекратить, сохранив разработанный материал для возможного использования в дальнейшем».

На этом проекте закончились разработки отечественных САУ на трофейных шасси. А в начале 1944 года вышло распоряжение начальника ГАБТУ Федоренко о передаче всех СУ-76и из боевых подразделений в учебные и о замене их на СУ-76М.

В учебных подразделениях эти боевые машины встречались до конца 1945 года, после чего были сданы на металлолом. В Кубинке действующий образец СУ-76и просуществовал довольно долго и был списан в 1968 году.

До наших дней дожило два образца СУ-76и. Один из них поднят со дна реки Случь и установлен как памятник в городе Сарны Ровенской области на Украине. Второй был найден поисковой группой «Экипаж», отреставрирован и ныне находится в экспозиции музея на Поклонной горе в городе Москва.

Источники: «Трофеи в Красной Армии», Фронтовая Иллюстрация № 1, 2000;
М.Коломиец, М.Свирин «Курская Дуга», ЭксПринт НВ, 1998;
«Полигон» № 1, 2000.

 
Оцените этот материал:
(5 голоса, среднее 4.00 из 5)