Тяжелые танки ИС-1 и ИС-2

Печать
Share
Автор: Валерий Потапов
Впервые опубликовано 20.09.2005 17:44
Последняя редакция 25.12.2010 23:12

История создания ТАНКОВ ИС

Тяжелые танки ИС-1 и ИС-2 ведут свою родословную от тажелого танка КВ-1 и среднего танка тяжелого бронирования КВ-13 («Объект 233»). Именно этот танк стал первой крупной самостоятельной работой Опытного танкового завода, созданного в марте 1942 года в Челябинске на базе СКБ-2. Ведущим конструктором проекта был назначен Н. В. Цейц, только что освобожденный из заключения.

В конструкторскую группу входили К. И. Кузьмин (корпус), Н. М. Синев (башня), С. В. Мицкевич (ходовая часть) и Г. Н. Москвин (общая компоновка). КВ-13 создавался в рамках идеи универсального танка, соответствовавшего по массе среднему, а по защите — тяжелому. Особенностью проекта являлось широкое применение броневого литья.

Литыми были выполнены не только башня, но и основные элементы корпуса: носовая часть, подбашенная коробка, блок кормы корпуса. Это позволило уменьшить внутренние неиспользуемые объемы, дифференцировать бронезащиту и, в конечном итоге, сократить потребность в бронелисте. Последнее обстоятельство было весьма важным, особенно в свете распоряжения ГКО от 23 февраля 1942 года, которым предписывалось всячески экономить броневой прокат.

Наш сайт рекомендует

Монография М. Свирина «Тяжелые танки ИС»

Монография М.Постникова «Бронезащита тяжелых танков КВ и ИС. 1941-1945»

Спроектировали и изготовили первый образец машины в чрезвычайно короткие сроки, и уже в мае 1942 года он поступил на заводские испытания. Масса танка составляла 31,7 тонн. Вооружение: 76-мм пушка ЗИС-5 и спаренный пулемет ДТ. Толщина лобовой брони корпуса достигала 120 мм, а башни — 85 мм.

Двигатель В-2К с максимальной мощностью 600 л.с. позволял развивать скорость до 55 км/ч. Элементы ходовой части, включая гусеницы, взяли у Т-34, а опорные катки позаимствовали от КВ.

На КВ-13 был применен подковообразный усовершенствованный радиатор по типу установленного ранее на танке Т-50 Кировского завода. Это дало возможность более плотно скомпоновать моторное отделение и значительно повысить коэффициент использования воздуха, нагнетаемого вентилятором.

Испытания первого образца КВ-13 выявили ряд недостатков, таких, как трудность обеспечения разгонных характеристик коробки передач, разрушение опорных катков и траков ходовой части, спадание гусениц на поворотах и т. д. В разгар испытаний в июле 1942 года скоропостижно скончался Н. В. Цейц, и ведущим конструктором по машине был назначен Н. Ф. Шашмурин. По его инициативе на КВ-13 установили коробку передач, разработанную Ф. А. Маришкиным для KB-1с, и узлы ходовой части от этого танка. Однако и в таком виде танк испытаний не выдержал, после чего интерес военных к нему заметно уменьшился. Несмотря на это, на Опытном танковом заводе с декабря 1942 года началась сборка двух новых вариантов танка КВ-13.

От первого образца для этих машин позаимствовали только корпус, торсионную подвеску и ходовую часть. Башни и многие другие агрегаты спроектировали заново. Особенностью трансмиссии стали двухступенчатые планетарные механизмы поворота, разработанные А. И. Благонравовым.

Была усовершенствована система охлаждения, в гусеничном движителе использовались только агрегаты танка КВ-1с, при этом гусеничную цепь облегчили за счет применения нечетных безгребневых траков (так называемые «Челябинские гусеницы»).


Самое непосредственное влияние на темпы изготовления этих машин оказало появление зимой 1942–1943 на Восточном фронте новейших немецких тяжелых танков «Тигр». Постановлением ГКО № 2943сс от 24 февраля 1943 года Кировскому заводу в Челябинске и заводу № 100 НКТП (переименованный Опытный танковый завод) предписывалось изготовить и предъявить на государственные испытания два опытных образца танков «Иосиф Сталин» — ИС.

В качестве исходных, для них были взяты последние варианты КВ-13. При этом первый танк, вооруженный 76,2-мм пушкой ЗИС-5, получил обозначение ИС-1 с сохранением заводского индекса «Объект 233», а второй — со 122-мм танковой гаубицей У-11 в башне, заимствованной у опытного тяжелого танка КВ-9 — получил обозначение ИС-2 («Объект 234»).

Испытания обеих машин проводились в период с 22 марта по 19 апреля 1943 года и прошли в целом удачно. Комиссия признала, что в результате более плотной компоновки, чем у КВ-1с, танки ИС имеют при меньшей массе более сильное бронирование и более высокую скорость движения при равноценном с ним вооружении у ИС-1 («Объект 233») и более мощном у ИС-2 («Объект 233»).

Однако отмечались и серьезные дефекты, главным образом в моторно-трансмиссионной установке и ходовой части. На мягком грунте танки испытывали большое сопротивление движению за счет прогиба звеньев гусеницы в межкатковое пространство. Комиссия рекомендовала предусмотреть на следующих образцах ИС увеличение числа опорных катков.

Параллельно с испытаниями на ЧКЗ, на заводе № 100 и основных предприятиях-смежниках — УЗТМ и заводе № 200 — полным ходом развернулась подготовка к серийному производству новых боевых машин. Но дальнейшие события заставили внести в нее весьма существенные коррективы. В начале апреля были получены достоверные данные о броневой защите «Тигра», и уже 15 апреля вышло постановление ГКО № 3187сс, которое обязывало Наркомат вооружения создать мощные танковые пушки, способные бороться с новой техникой врага.

В конце апреля на НИИБТ Полигоне в подмосковной Кубинке расстрелу из различных артсистем подвергли трофейный «Тигр». В результате выяснилось, что наиболее эффективное средство борьбы с ним — зенитная 85-мм пушка 52-К обр.1939 года, которая с дистанции до 1000 м пробивала его 100-мм броню.

Постановление ГКО № 3289сс от 5 мая 1943 года «Об усилении артиллерийского вооружения танков и самоходных установок» ориентировало конструкторские бюро на баллистику этой пушки. В соответствии с этим постановлением Центральному артиллерийскому конструкторскому бюро (начальник В. Г. Грабин) и КБ завода № 9 (главный конструктор Ф. Ф. Петров) предписывалось разработать и установить на двух танках КВ-1с и двух опытных танках ИС 85-мм пушки с баллистикой зенитного орудия 52-К.

В первой половине июня все четыре пушки — две С-31 ЦАКБ и две Д-5Т завода № 9 были готовы. С-31 разработали путем наложения 85-мм ствола на люльку 76,2-мм серийной танковой пушки ЗИС-5, что могло существенно облегчить ее производство. Что касается Д-5Т, то она представляла собой вариант пушки Д-5С, разработанной для самоходно-артиллерийской установки СУ-85, и отличалась малой массой и небольшой длиной отката.

Уже в ходе эскизных проработок компоновки танка ИС с 85-мм пушкой выяснилось, что при диаметре башенного погона 1535 мм установить такое орудие без резкого ухудшения условий работы экипажа не представляется возможным. Поэтому погон решили расширить до 1800 мм за счет увеличения объема боевого отделения и, соответственно, длины танка на 420 мм.

Поскольку длина корпуса между вторым и третьим опорными катками существенно возросла в ходовую часть танка пришлось добавить шестой опорный каток (на каждый борт). Под увеличенный диаметр погона на заводе № 200 отлили новую башню. Все эти изменения привели к росту массы танка до 44 тонн, снижению удельной мощности и ухудшению динамических характеристик.

Такова была плата за более мощное вооружение. Танк с 85-мм пушкой получил обозначение «Объект 237». Два опытных ИСa, № 1 — с пушкой С-31 и № 2 с Д- 5Т были готовы в начале июля 1943 года.

Одновременно с работой над «объектом 237» на ЧКЗ изготовили и два эскизных проекта установки 85-мм пушки на танк KB-1с. Первый вариант — «Объект 238» — представлял собой серийный KB-1с с пушкой С-31 в штатной башне, второй — «Объект 239» — получил башню от «Объекта 237» с пушкой Д-5Т.

В июле 1943 года проходили сравнительные испытания всех четырех танков. На основании полученных результатов предпочтение отдали пушке Д-5Т и объектам 237 и 239, которые с этого момента начали именоваться ИС-85 и KB-85 соответственно. Из за крайней стесненности боевого отделения и невозможности нормальной работы в нем экипажа «Объект 238» забраковали.


31 июля в Кубинку на НИИБТПолигон для прохождения госиспытаний прибыли танки KB-85 и ИС-85. Технику сопровождали 28 специалистов во главе с главным инженером завода № 100 Н. М. Синевым. Испытания начались 2 августа и проводились комиссией под председательством начальника Технического управления ГБТУ Красной Армии генерал-майора С. А. Афонина. Артиллерийские испытания проходили на Гороховецком артиллерийском полигоне. По их результатам комиссия рекомендовала оба образца к принятию на вооружение. 8 августа колонна опытных боевых машин прошла по улицам Москвы в Кремль, где они были осмотрены Сталиным, Молотовым, Ворошиловым, Берией, и другими. Интересно отметить, что перед показом из машин удалили всех членов экипажа (за исключением механиков-водителей), заменив их сотрудниками НКВД.

4 сентября 1943 года постановлением ГКО № 4043сс тяжелый танк ИС-85 приняли на вооружение Красной Армии. Этим же постановлением Опытный завод № 100 обязывали спроектировать, изготовить и испытать совместно с Техуправлением ГБТУ до 15 октября 1943 года танк ИС, вооруженный пушкой калибра 122 мм, а до 1 ноября артсамоход на его базе (ИСУ-152).

Первым идею вооружения ИСа орудием более крупного, чем 85 мм, калибра высказал директор и главный конструктор завода № 100 Ж. Я. Котин. В начале августа 1943 года изучая итоги Курской битвы он обратил внимание на то, что из всех артсистем наиболее успешно боролась с «Тиграми» 122-мм корпусная пушка А-19 обр. 1931/37 года.

К такому же выводу пришли и конструкторы завода № 9, где был разработан и изготовлен опытный образец тяжелого противотанкового орудия Д-2 путем наложения ствола с баллистикой пушки А-19 на лафет 122-мм дивизионной гаубицы М-30. Использовать это мощное орудие предполагалось в первую очередь для борьбы с тяжелыми танками противника. Но поскольку ствол такой пушки был вмонтирован в люльку и лафет М-30 и орудие Д-2 успешно прошло испытания, реальной стала идея установки ствола А-19 в танк с применением круглой люльки, противооткатных устройств и подъемного механизма от опытной танковой 122-мм гаубицы У-11, как это было сделано при создании 85-мм пушек Д-5Т и Д-5С. Правда это было возможно только при условии введения в конструкцию орудия дульного тормоза.

Получив с завода № 100 необходимую документацию, в КБ завода № 9 быстро выполнили эскизный проект компоновки А-19 в башне танка ИС-85, который Ж. Я. Котин повез в Москву. Проект очень понравился наркому танковой промышленности В. А. Малышеву и был одобрен Сталиным. Постановлением ГКО № 4479сс от 31 октября 1943 года танк ИС со 122 мм пушкой был принят на вооружение Красной Армии. При этом заводу № 9 предписывалось изготовить к 11 ноября 1943 года танковый вариант орудия А-19 с поршневым затвором и предъявить его на испытания стрельбой к 27 ноября. Одновременно приказывалось оснастить это орудие клиновым затвором и начать его выпуск в 1944 году. Было разрешено также и изготовление опытных образцов 100-мм пушек для вооружения танка ИС.

Первый образец пушки «А-19 танковая» изготовили 12 ноября — в люльку Д-5Т установили ствол пушки Д-2 снятый с лафета М-30 с дополнительной обточкой его направляющей части до диаметра люльки. С орудия Д-2 позаимствовали и Т-образный дульный тормоз.

Государственные испытания танка ИС-122 (объект 240) прошли очень быстро и, в общем, успешно. После чего танк перебросили на один из подмосковных полигонов на котором из 122-мм пушки с дистанции 1500 метров в присутствии К. Е. Ворошилова был сделан выстрел по пустому, уже расстрелянному трофейному немецкому танку «Пантера».

Снаряд, пробив бортовую броню развернутой вправо башни ударил в противоположный лист, оторвал его по сварке и отбросил на несколько метров. В ходе испытания у пушки А-19 разорвало Т-образный дульный тормоз, при этом Ворошилов едва не погиб. После этого дульный тормоз заменили на другой — двухкамерный, немецкого типа.

Первые серийные танки ИС-85 были изготовлены в октябре 1943 года, а ИС-122 — в декабре. Параллельно со сборкой ИСов в цехах ЧКЗ вплоть до конца года продолжался выпуск танков КВ-85. В январе 1944 года цехи ЧКЗ покинули последние 40 ИС-85, после чего из его ворот во все возрастающих количествах выходили только ИС-122, оснащенные уже новым 122-мм орудием Д-25Т с клиновым полуавтоматическим затвором, за счет которого удалось немного повысить скорострельность (с 1 — 1,5 до 1,5–2 выстр/мин). С марта 1944 года дульный тормоз немецкого типа заменили более эффективным — конструкции ЦАКБ. С этого же времени танки ИС-85 были переименованы в ИС-1, а ИС-122 — в ИС-2.

Однако вопрос вооружения танка ИС-2 не был закрыт полностью. Военных не устраивали ни низкая скорострельность, ни малый боекомплект — 28 выстрелов раздельного заряжания. Для сравнения: боекомплект ИС-1 состоял из 59 выстрелов, а КВ-1с — из 114.

Кроме того, уже после первых столкновений ИС-2 с тяжелыми танками противника выяснилось, что штатный 122-мм остроголовый бронебойный снаряд БР-471 способен пробить лобовую броню «Пантеры» лишь с дистанции 600 — 700 метров. Более слабая лобовая броня «Тигра» могла быть пробита с расстояния 1200 метров, но попасть с такой дистанции в немецкий танк могли только хорошо подготовленные опытные наводчики. При обстреле немецких танков мощными осколочно-фугасными гранатами ОФ-471, имело место растрескивание сварных швов и даже отрыв лобового листа по сварке. Первые результаты боевого использования ИСов подтвердившиеся, кстати сказать, и стрельбовыми испытаниями танка на полигоне в Кубинке в январе 1944 года заставили конструкторов искать новые решения.

Впрочем, с осени 1944 года вопрос об увеличении бронепробиваемости снарядов отпал сам собой. Пушка Д-25Т внезапно начала прекрасно поражать немецкие танки. В донесениях из частей встречались описания случаев, когда 122-мм снаряд БР-471, пущенный с дистанции более 2500 м, рикошетируя от лобовой брони «Пантеры», оставлял в ней громадные проломы.

Это объяснялось тем, что с лета 1944 года немцы, ввиду острого недостатка марганца, начали использовать высокоуглеродистую броню, легированную никелем и отличавшуюся повышенной хрупкостью, особенно в местах сварных швов.


Первые боевые столкновения с танками противника выявили и недостаточное бронирование лобовой части корпуса ИСов. В начале 1944 года стойкость корпуса пытались повысить, закаливая его на очень высокую твердость, но на практике это привело к резкому увеличению корпусных деталей и удорожанию производственного процесса в целом.

При обстреле на полигоне танка ИС выпуска марта 1944 года из 76-мм пушки ЗИС-3 с дистанции 500 — 600 метров его броня проламывалась со всех сторон, причем основная часть бронебойных снарядов за броню не проникала, но вызывала образование больших масс вторичных осколков. Этим фактом также во многом объясняются значительные потери танков ИС-85 и ИС-122 в боях зимы — весны 1944 года.

В феврале 1944 года ЦНИИ-48 получил задание на проведение НИР по теме «Исследование бронестойкости корпуса тяжелого танка ИС». Проведенная работа показала, что при существующей форме лобовой части корпуса он будет гарантирован от пробития немецкими 75- и 88-мм снарядами лишь в случае применения брони толщиной не менее 145–150 мм. (то есть на 20–30 мм больше существующей).

По рекомендации ЦНИИ-48 были изменены режимы закалки, а также конструкция лобовой части корпуса. Новый корпус, с так называемым «спрямленным» носом, сохранил прежнюю толщину брони. Из лобового листа изъяли люк-пробку механика-водителя, существенно снижавшую его прочность. Сам лист расположили под углом 60° к вертикали, что обеспечило при курсовых углах обстрела ±30° непробитие его из 88-мм немецкой танковой пушки KwK 36 даже при стрельбе в упор.

Уязвимым местом оставался нижний лобовой лист, имевший угол наклона 30° к вертикали. Для придания ему большего угла наклона требовалось существенное изменение конструкции отделения управления. Однако, учитывая, что вероятность попадания в нижний лобовой лист меньше, чем в другие части корпуса, его решили не трогать. С целью усиления бронезащиты нижнего лобового листа с 15 июля 1944 года на нем между буксирными крюками начали размещать укладку запасных траков. «Уралмашзавод» перешел на выпуск бронекорпусов со «спрямленным» сварным носом в мае 1944 года, а завод № 200 начал выпускать такие же корпуса, но с литым носом с июня 1944 года. Впрочем, некоторое время танки со старыми и новыми корпусами выпускались параллельно.

Что касается башни, то существенно усилить ее бронезащиту не удалось. Спроектированная под 85-мм пушку, она была статически полностью уравновешена. После установки 122-мм орудия момент неуравновешенности достигал 1000 кг/м. Кроме того, техническое задание предполагало увеличение лобовой брони до 130 мм, что привело бы к еще большей неуравновешенности и потребовало бы внедрения нового механизма поворота. Поскольку осуществить эти мероприятия без радикального изменения конструкции башни было нельзя, от них пришлось отказаться.

Вместе с тем в процессе производства облик башни существенно изменился. Башни танков первой серии выпуска 1943 года имели узкую амбразуру. После установки пушки Д-25Т, несмотря на то, что ее люлька была такой же, как и у Д-5Т, пользоваться телескопическим прицелом стало очень неудобно.

С мая 1944 года начался выпуск башен с расширенной амбразурой, что позволило сместить прицел влево. Была также увеличена бронезащита маски орудия и толщина нижней части бортов. Командирскую башенку сместили влево на 63 мм, перископический прицел ПТ4-17 изъяли, а на его месте установили прибор наблюдения MK-IV.

На командирской башенке появилась зенитная установка крупнокалиберного пулемета ДШК (конструктор — П. П. Исаков). Вплоть до конца войны башня ИСа никаким другим существенным изменениям не подвергалась.

Напоследок хочется сказать об одной довольно распространенной ошибке, встречающейся особенно часто в западной литературе. Дело в том, что ИС-2 поздних выпусков со «спрямленным носом» почему-то называют ИС-2м. На самом деле это неверно, настоящие ИС-2м («м» означает модернизированный") появились много позже, в 1954–56 годах, после прохождения большой программы модернизации.


Основные модификации танков ИС

  • Объект 233
  • Объект 234
  • Объект 235
  • Объект 236
  • Объект 237 = ИС-85 = ИС-1
  • Объект 238
  • Объект 239 = КВ-85
  • Объект 240 = ИС-122 = ИС-2
  • ИС-2м (модернизированный)
  • ИС-3
  • ИС-4
  • ИС-5
  • ИС-6
  • ИС-7
  • ИС-8
  • ИС-9
  • ИС-10 = Т-10

Боевое применение танков ИС

В феврале 1944 года имевшиеся в составе Красной Армии танковые полки прорыва, укомплектованные танками KB, были переведены на новые штаты. Одновременно началось формирование новых частей, оснащенных машинами ИС, которые стали именоваться тяжелыми танковыми полками. При этом им еще при формировании присваивалось наименование «гвардейский», как бы авансом.

По штату в новых полках насчитывалось 375 человек личного состава, четыре танковые роты ИС (по 5 машин в каждой роте плюс 1 командирский танк), рота автоматчиков, рота технического обеспечения, зенитная батарея, саперный, хозяйственный взводы и полковой медицинский пункт. Формирование велось в Тесницком танковом лагере под Тулой.

Особенностью экипажа тяжелого танка ИС было наличие в нем двух офицеров — командира танка и старшего механика-водителя и двух сержантов — наводчика орудия и заряжающего (он же младший механик-водитель). Подобный состав экипажей говорит о важности задачи, которая возлагалась на новые машины и вооруженные ими гвардейские полки.

К сожалению, только небольшая часть экипажей ранее воевала на тяжелых танках KB и Черчилль и имела боевой опыт. В основном же личный состав прибывал из училищ, иногда после дополнительной подготовки на ЧКЗ. При отправке на фронт к полкам прикомандировывались представители ГБТУ для наблюдения за использованием новых танков.

Одним из первых вступил в бой 13-й Гвардейский тяжелый танковый полк прорыва ( ТТПП). 15 февраля 1944 года, имея в своем составе 21 танк ИС-85, он прибыл в район Фастов — Белая Церковь. После марша полк получил задачу поддержать атаку 109-й танковой бригады на деревню Лисянка, для чего командиром полка была выделена рота — 5 танков ИС. К моменту вступления ее в бой последние Т-34 109-й танковой бригады, атаковавшие Лисянку в лоб, были подбиты «Пантерами» и противотанковыми штурмовыми орудиями немцев.

Подпустив ИСы на расстояние 600–800 метров, немцы открыли шквальный огонь и в течение 10 минут подбили все советские тяжелые машины, при этом две из них сгорели. Каждый танк получил от 3 до 7 попаданий. На следующий день Лисянку окружили и взяли. В ней были захвачены брошенные без горючего 16 «Пантер», два Pz-IV и два штурмовых орудия.

5 марта 1944 года 15 ИС-85 13-го ГвТ ТПП поддерживали атаку 50-й танковой бригады на Умань. Во время боя пять танков было подбито огнем немецких 88-мм зенитных орудий, три машины вышли из строя по техническим причинам, а одна упала с моста у деревни Полковничье и перевернулась.

Более подробно об этих сражениях вы можете прочитать в воспоминаниях Б. П. Захарова.

Здесь же произошел и довольно редкий случай, когда нижний лобовой лист одного ИСа пробило снарядом тяжелого немецкого противотанкового ружья Pz.В-41, имевшего конический ствол калибра 28/20 мм.

Первое зафиксированное столкновение ИС-85 с «Тиграми» произошло 4 марта 1944 года в районе города Старо-Константинова на Украине. В ходе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции 1-й ГвТТПП (командир — подполковник Н. И. Буланов) вступил в бой с ротой тяжелых танков «Тигр» 503-го тяжелого танкового батальона.

В ходе перестрелки в условиях плохой видимости с дистанции 1500–1800 метров один ИС оказался подбит, а три получили повреждения, но впоследствии были отремонтированы. Ответным огнем ИСов у одного «Тигра» было повреждено орудие, а у другого — ходовая часть. 16 марта «Тигры» открыв огонь из засады, подбили четыре ИСа, два из которых сгорели вместе с экипажами. Чуть раньше, 8 марта два ИСа с дистанции 150–200 метров были расстреляны замаскированными 75-мм штурмовыми орудиями. Один танк получил 8 попаданий другой — 4.

В результате этих боев появилось заключение ГБТУ о несоответствии вооружения ИС-85 и его бронирования аналогичным показателям немецких тяжелых танков. В нем рекомендовалось изменить форму и бронирование лобовой части корпуса и усилить вооружение танков ИС.

ИС-2 оказался более грозным противником танков Вермахта, поскольку пушка Д-25Т имела большую дальность прямого выстрела, чем Д-5Т, а ее бронебойный снаряд значительно большую бронепробиваемость. Достаточно эффективно использовались против немецких танков и мощные 122-мм осколочно-фугасные снаряды.


Боевое крещение эти танки, как и ИС-85, получили на завершающем этапе по освобождению правобережной Украины. Необходимо подчеркнуть, что ИС-122 впервые были применены не в ходе Корсунь-Шевченковской, а в следующих за ней — Проскуровско-Черновицкой и Уманско-Ботошанской операциях. Из двух полков (71-й и 72-й ОГвТТП), оснащенными этими танками более успешно действовал 72-й ОГвТТП, особенно в период с 20 апреля по 10 мая 1944 года.

В этот период полк в составе 1 ГвТА вел боевые действия в районе г. Обертин (Ивано-Франковская обл.). За двадцать суток непрерывных боев личный состав полка уничтожил 41 танк «Тигр» и САУ «Фердинанд» («Элефант»), 3 БТР с боеприпасами и 10 противотанковых орудий, безвозвратно потеряв при этом лишь 8 танков ИС-122. Красноречивее всего о высокой живучести ИС-122 говорят сухие строки отчета о боевых повреждениях танков полка за этот период:

«Танк № 40247 20 апреля в районе сев.зап. Герасиму в попал под артиллерийский обстрел САУ „Фердинанд‛ с дистанции 1500–1200 метров. Экипаж танка смог произвести лишь один выстрел, так как отказал спусковой механизм пушки. Уходя из под огня САУ, танк ИС-2 получил 5, не причинивших вреда, попаданий в лобовую часть корпуса. За это время другая САУ „Фердинанд‛ незаметно приблизилась с фланга на расстояние 600–700 метров и бронебойным снарядом пробила правый борт танка в районе двигателя. Экипаж покинул остановившийся танк, который вскоре загорелся.

Танк № 40255 с расстояния 1000–1100 метров получил прямое попадание 88-мм снаряда танка „Тигр‛ в нижний наклонный броневой лист. В результате чего был пробит левый топливный бак, механик водитель был ранен осколками брони, а остальные члены экипажа получили легкие ожоги. Танк сгорел.

Танк № 4032 после того, как выдержал три попадания в лобовую проекцию корпуса 88-мм снарядов из танка „Тигр‛ на дистанции 1500–1000 метров, был уничтожен огнем с 500–400 метров другого „Тигра‛. 88мм бронебойный снаряд пробил с правой стороны нижний лобовой лист, произошло воспламенение пороха гильзы, а затем и топлива. Экипаж танка, покинув машину эвакуировал раненного механика водителя в тыл.

Танк № 4033 после получения пробоины от 88-мм снаряда танка „Тигр‛ с дистанции 400 метров в нижнем наклонном броневом листе корпуса, был отбуксирован на СППМ для проведения капитального ремонта.

Танк № 40260 сгорел от попадания с фланга в левый борт 88-мм снаряда танка „Тигр‛ с дистанции 500 метров. Снаряд разбил двигатель и танк загорелся. Командир танка и наводчик получили ранения.

Танк № 40244 получил прямое попадание 88-мм бронебойным снарядом танка „Тигр‛ с дистанции 800–1000 метров в правый борт корпуса. Механик водитель был убит и произошло возгорание дизельного топлива вылившегося из разрушенного правого топливного бака. Танк был эвакуирован и затем взорван саперами.

Танк № 40263 сгорел от попадания двух снарядов в борт. Танк № 40273 действовал в отрыве от полка и 30 апреля в районе с.Игжиска получил два прямых попадания: первое в башню, а второе сразу же в бортовой лист моторного отделения. Боевой расчет в башне тут же погиб, а механик водитель был ранен. Танк остался на территории противника. Во время боя экипаж танка участвовал в отражении атаки 50 танков Т-111, T-IV, T-VI, поддерживаемых авиацией и артиллерией.

Танк № 40254 был подбит огнем из САУ „Фердинанд‛, находящимся в засаде с дистанции 800–1000 метров. Первый снаряд подбашенную коробку не пробил, а вот вторым снарядом был пробит борт корпуса танка и выведен из строя двигатель. Экипаж машины был эвакуирован, а танк сгорел на поле боя.

Танк № 40261 получил прямое попадание в ствол пушки. После боя ствол был заменен на новый.»

Здесь хотелось бы сделать одно замечание. Часто САУ StuG путали с «Фердинандами», поэтому последних в наших отчетах присутствует великое множество. В данном же отчете с Фердинандом была спутана немецкая САУ Мардер.

Кроме того, один танк был эвакуирован и сдан в капитальный ремонт, а остальные 5 подбитых танка в ходе боевых действий были восстановлены ремонтными органами полка.

С середины и до конца мая 1944 года полк в составе 18А по приказу Ставки ВГК вел оборонительные боевые действия по отражению контратак противника юго-восточнее г. Станислав.

С июня 1944 года и до окончания Великой Отечественной войны полк входил в состав 4ТА, совместно с которой принимал участие в Львовско-Сандомирской, Нижнесилезской, Верхнесилезской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. За освобождение города Львов, удостоен почетного наименования «Львовский». За боевые заслуги в годы войны полк был награжден орденами: Красного Знамени, Суворова 3-й степени, Кутузова 3-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени и Александра Невского.

И хотя боевой путь 71 ОГвТТП, оснащенного ИС-122 первого выпуска не был таким знаменитым, но и он заслуживает особого внимания прежде всего потому, что в августе 1944 года личный состав полка, совместно с танкистами бГвТК, участвовал в разгроме батальона «Королевских тигров» на Сандомирском плацдарме.

О том, как это произошло лучше всего отражено в Отчет о боевых действиях 71 ОГвТТП.

Столкновения ИС-2 с «Тиграми» были довольно редкими. Во всяком случае в описаниях боевого пути немецких тяжелых танковых батальонов таких фактов встречается не более десяти, причем с участием и «Королевского Тигра». Заслуживает упоминания бой в Венгрии в районе Будапешта в ноябре 1944 года с танками 503-го батальона.

Более крупное столкновение произошло 12 января 1945 года в ходе Висло-Одерской операции Красной Армии. Колонна «Тигров II» из 524-го тяжелого танкового батальона столкнулась с нашими танками у деревни Лисов. Обе стороны понесли тяжелые потери.

Надо заметить, что немцы довольно долго не имели возможности детально изучить подбитые ИС-2, поскольку поле боя оставалось за русскими. Такая возможность им представилась лишь в мае 1944 года, под румынским городом Тыргу-Фрумос.


В декабре 1944 года было начато формирование отдельных гвардейских тяжелых танковых бригад. Обычно они создавались на базе бригад с Т-34. Появление этих частей было вызвано необходимостью сосредоточения тяжелых танков на направлениях главных ударов фронтов и армий для прорыва сильно укрепленных оборонительных рубежей, а также для борьбы с танковыми группировками противника.

Организационно бригада состояла из трех тяжелых танковых полков, моторизованного батальона автоматчиков, подразделений обеспечения и обслуживания. Всего в бригаде насчитывалось по штату 1666 человек, 65 танков ИС-2, 3 самоходно-артиллерийские установки СУ-76М, 19 бронетранспортеров и 3 бронеавтомобиля. Всего сформировали пять таких бригад. Две из них — 7-я и 11-я — принимали участие в Берлинской операции.

На завершающем этапе войны, каждому танковому корпусу придавался как минимум один танковый полк ИС-2, роль которых при штурме сильно укрепленных населенных пунктов в Германии и Восточной Пруссии трудно переоценить. 122-мм пушка как нельзя лучше подходила для уничтожения долговременных огневых точек. Одним фугасным снарядом ИС-2 проламывал пулеметный бронеколпак, бывший неуязвимым для 85-мм пушек и разносил вдребезги капитальную кирпичную кладку старинных зданий. При этом основным врагом наших танков стал пехотинец, вооруженный «Фаустпатроном» (Faustpatrone), «Панцерфаустом» (Panzerfaust) или «Панцершреком» (Panzerschreck). Красноармейцы не разбиравшиеся в тонкостях немецких названий, называли все виды этого оружия «фаустпатронами», или просто «фаустами», а солдат использовавших их — «фаустниками».

Во время боев в городах на «фаустпатроны» приходилось до 70% всех подбитых танков. В качестве защиты от них в начале 1945 года боевые машины начали оборудовать противокумулятивными экранами, которые изготавливались и устанавливались большей частью кустарно силами танкоремонтных подразделений из тонких металлических листов сетки и даже спиралей Бруно, сплющенных танковыми гусеницами. Кумулятивная граната «фаустпатрона» взрываясь на экране, разносила его в клочья, но на основной броне оставляла лишь оплавленную вороночку, которую танкисты с черным юмором людей, ежеминутно смотрящих в глаза смерти назвали «засос ведьмы».

К сожалению, разрывами снарядов и обломками зданий экраны часто срывало или деформировало. О том, какие это вызывало последствия, рассказал в своей повести-воспоминании «Последний бой — он трудный самый» В.Миндлин, участник штурма Берлина, подполковник гвардии, командир 11-го ГвТТПП:

«Вот стоит машина с наглухо задраенными люками, из нее сквозь броню слышен визг вращающегося умформера радиостанции. Но экипаж молчит... Не отзывается ни на стук, ни по радио. В башне — маленькая, диаметром с копейку, оплавленная дырочка — мизинец не пройдет. А это — „фауст‛, его работа». Экран в этом месте сорван, концентрированный взрыв ударил по броне... Синеватыми огоньками брызжет сварка: только так можно вскрыть задраенный изнутри люк. Из башни достаем четырех погибших танкистов. Молодые, еще недавно веселые сильные парни. Им бы жить да жить...

Кумулятивная граната прожгла сталь брони, огненным вихрем ворвалась в машину. Брызги расплавленной стали поразили всех насмерть... Не затронуты ни боеукладка, ни баки с горючим, ни механизмы. Погибли лишь люди, и вот, как будто в последнем строю, лежат они, танкисты, у гусеницы своей боевой машины. А танк — живой — стоит посреди улицы, низко к мостовой опустив пушку, как бы скорбя по погибшему экипажу. А людей уже нет. Кто видел танковый бой, тот знает, как страшно гибнут танкисты. Если снаряд или «фауст» поразил боеукладку, баки с горючим, танк погибает мгновенно — взрывается, и ничего живого в нем и возле танка не остается. Экипаж погибает без мучений.

Однако бывает и так: пробил снаряд или «фауст» броню, тяжело ранены все члены экипажа, и машина горит, огонь идет к боеукладке, к бакам с горючим, а погасить его экипаж не в состоянии. Надо покинуть танк и до взрыва успеть отбежать на безопасное расстояние. Но у раненых танкистов уже нет сил отдраить люки, открыть их. И слышишь крики заживо горящих людей. Помочь им нельзя: люки закрыты изнутри, можно, повторю, открыть только сваркой.

Нет более жестокого боя, чем танковый бой. Нет страшнее смерти, чем смерть в горящем танке".

Вести уличный бои с открытыми башенными люками было нельзя, так как из любого окна могла вылететь ручная граната. Поэтому экипажи получили приказ: люки закрывать но не задраивать. В результате безвозвратные потери личного состава несколько снизились.

Часто бывает просто необходимым подобрать такой подарок, который обязательно должен понравиться, и для того человека, который нам очень дорог или важен. Что делать? Идти на рынок за китайским фуфлом? Или в «Красный Куб»? Да вы смеетесь?! Нет, конечно! Нужно искать магазин, который специально предлагает vip подарки. Только здесь можно подобрать действительно красивую и очень качественную вещь в подарок. Часы, картины, трости с инкустацией, ножи, раритетные книги, берестяные штофы и бокалы ручной работы... Да мало ли что еще! рекомендую заглянуть, не разочаруетесь.


Наиболее эффективным для боев на городских улицах оказалось специальное построение, которое называли «елочка». Танки взаимодействовали огнем попарно а пары между собой. Тяжелый танковый взвод (а это два тяжелых танка ИС) простреливал всю улицу, один танк — правую сторону, другой — левую. Такая пара двигалась уступом, друг за другом, по обеим сторонам улицы. За ними шла следубщая пара и поддерживала их своим огнем.

Каждой танковой роте придавался взвод автоматчиков, состоявший из пяти отделений, по числу тяжелых танков в роте. Автоматчики передвигались на броне, при встрече с противником они спешивались и вели бой в тесном взаимодействии с экипажем «своего» танка.

В уличных боях именно на пехотинцев ложилась основная работа по уничтожению «фаустников». Создавались специальные штурмовые группы: взвод автоматчиков и одно полевое орудие, чаще всего 76-мм полковое или дивизионное.

В борьбе с «фаустниками» неплохо зарекомендовали себя и крупнокалиберные зенитные пулеметы ДШК. Правда, на улицах Берлина задранные вверх стволы этих пулеметов цеплялись за все провода, особенно за трамвайные. Поэтому на части танков ДШК были сняты.

Помимо Красной Армии танки ИС-2 состояли на вооружении Войска Польского (71 танк был передан для формирования 4-го и 5-го полков тяжелых танков). За время боев в Померании 4-й полк уничтожил 31 танк противника, потеряв при этом 14 своих. Оба полка принимали участие в битве за Берлин.

Планировалось сформировать еще два таких полка- 6-й и 7-й, но сделать этого не успели — война кончилась. К концу боевых действий в Войске Польском осталось 26 ИС-2 (при этом 21 машину вернули Красной Армии). Оставшиеся 5 машин и вошли в состав послевоенного польского 7-го тяжелого танкового полка.

На вооружение чехословацкой армии несколько ИС-2 поступило весной 1945 года, накануне освобождения Праги.

В начале 50-х годов небольшое количество ИС-2 передали Китаю. Во время войны в Корее, китайские добровольцы применили их против американцев, хотя информации о боевых столкновениях с американскими танками нет. По данным американской разведки, китайские войска в Корее имели четыре отдельных танковых полка, каждый из которых состоял из четырех рот Т-34-85 и одной роты ИС-2 (по 5 танков в каждой).

Во время войны в Индокитае французские войска столкнулись с ИС-2, которые Китай передал Вьетнаму. Один танк «Пантера», имевшийся у французов, был доставлен во Вьетнам для проведения экспериментов о возможности противодействия танку ИС-2.

Куба получила два полка ИС-2 в начале 60-х годов. По сообщениям иностранной печати, эти машины все еще находятся в эксплуатации в береговой обороне в качестве огневых точек.

Примерно в это же время ИС-2 поступили и в КНДР. В составе северокорейской армии имелись две танковые дивизии с одним тяжелым танковым полком каждая.

В Советской Армии танки ИС-2м состояли на вооружении очень долго, пережив более поздние ИС-3 и ИС-4. Предполагалось, что окончательно их заменят в войсках только Т-10 но и этого в полном объеме не произошло. В 70-е годы, после ухудшения отношений с Китаем, танками ИС-2м и ИС-3 оснащались укрепленные районы, создаваемые вдоль советско-китайской границы в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Боевые машины находились в парках и по тревоге должны были выдвигаться к границе и занимать специально подготовленные для них капониры.

В Одесском военном округе последние известные учения с участием ИС-2м состоялись в 1982 году. Официальный же приказ министра обороны о снятии ИС-2м с вооружения Российской армии был отдан только в 1995 году! Вряд ли неудачная машина сумела бы «продержаться» на вооружении столько времени.


ИС-2 в сравнении с немецкими аналогами

Противники ИСов — «Пантеры»

Сравнение характеристик танков ИС-2 и немецких тяжелых танков времен 2-й Мировой войны позволяет выявить значительные различия в подходах советских и немецких конструкторов. Хотя в Советском Союзе ИС-2 считался тяжелым танком, по своим массогабаритным характеристикам, он скорее соответствовал немецкой «Пантере», относящейся по немецкой классификации к классу средних танков. Боевая масса обеих машин составляла около 46 тонн. Пушки обоих танков имели примерно одинаковую бронепробиваемость, а по фугасному действию снаряд «Пантеры» значительно уступал нашему 122-мм снаряду. Однако боезапас «Пантеры» составлял 81 выстрел, а у ИСа только 28. Это различие было вызвано тем, что для пушки калибра 122 мм, которую советские конструкторы выбрали для своего танка, требовались большие и тяжелые боеприпасы.

Пушки ИС-2 и «Пантеры» пробивали на дистанции 100 метров броню одинаковой толщины (примерно 150–160 мм), при этом немецкий бронебойный снаряд весил 4,7 кг, а советский — 25 кг, поэтому советский ББ снаряд по своему заброневому действию многократно превосходил немецкий, и зачастую выводил машину противника из строя даже не пробив его броню (но вызвав образование большого числа вторичных осколков с тыльной стороны брони). Также советская пушка имела значительное превосходство при стрельбе по небронированным целям (осколочно-фугасный снаряд ИС-2 весил 25 кг, против 7 кг у «Пантеры»). Единственный существенный недостаток — орудие ИСа значительно проигрывало немецкому в скорострельности.

И хотя нынешних «энтузиастов бронетехники» интересует прежде всего бронебойные характеристики пушки, опыт войны показал, что в бою ИСам пришлось стрелять, главным образом, фугасными снарядами, кстати не случайно на ИСе осколочно-фугасных снарядов было почти вдвое больше, чем бронебойных. ИС-2 превосходил «Пантеру» по толщине лобовой брони (башня: 160 мм против 110 мм, корпус: 120 мм против 90 мм). Однако за хорошее бронирование пришлось расплатиться внутренним объемом танка — это еще одна из причин, по которой ИС-2 имел маленький возимый боезапас и низкую скорострельность. По немецким тактическим инструкциям «Пантера» гарантированно пробивала лобовую броню ИСа с дистанции 600 метров, тогда как ИС-2 пробивал лобовую часть «Пантеры» уже с 1000 метров. Бортовую броню друг друга танки пробивали с 2000 метров. «Пантера» была несколько проворнее ИСа — удельная мощность «Пантеры» составляла 15.4 л.с./т, а скорость 46 км/ч, в то время как у ИС-2 — только 11.3 л.с./т и 37 км/ч.

Противники ИСов — «Тигры»

По сравнению с «Тигром», ИС-2 был лучше и рациональнее бронирован и это несмотря на то, что советский танк весил на 10 тонн меньше. Главной причиной этого преимущества была все та же компактность и меньший внутренний объем ИСа. По бронепробиваемости 88-мм пушка «Тигра» была примерно равна 122-мм пушке ИСа в частности это зависело и от более качественных боеприпасов, однако в 1,39 раза уступала ей при стрельбе фугасными снарядами. Боезапас «Тигра» был втрое больше, чем у ИС-2.

Скорострельность немецкой KwK 36 была вдвое больше, чем у Д-25 (с полуавтоматическим затвором) и почти втрое — чем у А-19Т (с поршневым затвором). По маневренности оба танка были примерно равны, но Тигр, будучи почти квадратным, обладал исключительной поворотливостью. Оба танка могли уверенно пробить лобовую броню друг друга с дистанции 1 км. На более длинных дистанциях успех зависел от выучки экипажа и условий поля боя. Благодаря чуть более толстой броне ИС-2 имел некоторое преимущество над «Тигром» на дистанциях больше 1500 метров, с другой стороны немецкие танки были оснащены более качественными прицелами, которые повышали точность огня на дальних дистанциях. Поэтому преимущество зависело прежде всего от тактической ситуации и подготовки экипажа.


ИС-2 в сравнении с немецкими аналогами

Противники ИСов — «Королевские Тигры»

В августе 1944 года на Восточном фронте у советских танкистов появился новый противник — «Королевский Тигр», известный под названием — «Тигр II» или «Тигр В». Имея вес 68 тонн, «Королевский Тигр» был значительно больше и тяжелее, чем ИС-2.

Первая встреча ИСов с «Королевскими Тиграми» была не в пользу немцев. 13 августа 1944 года взвод танков ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Клименкова из 3-го танкового батальона 71-го гвардейского тяжелого танкового полка с заранее подготовленных позиций вступил в бой с немецкими танками, подбил один Королевский Тигр и еще один сжег. Примерно в то же время, одиночный ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Удалова, действуя из засады, вступил в бой с 7-ю Королевскими Тиграми, сжег один и еще один подбил,а остальные пять машин обратил в бегство. После чего Удалов, совершив маневр навстречу противнику, сжег еще один Королевский Тигр. Подробнее об этом вы можете прочитать здесь.

Но все же столкновения между ИС-2 и «Королевскими тиграми» были редки, поскольку малочисленные «Тигры II» немцы редко применяли на Восточном фронте. Случайный бой между ИС-2 и «Королевскими тиграми» из 503 PzAbt произошел в ноябре 1944 года неподалеку от Будапешта. А один из самых больших боев состоялся 12 января 1945 года во время начальной фазы Берлинско-Одерской операции. Колонна «Королевских Тигров» из 524 PzAbt была вовлечена в ближний бой с танками ИС-2 около деревни Лисув. В яростном столкновении обе стороны понесли очень серьезные потери, практически истребив друг друга.

Сравнивать ИС-2 с «Королевским Тигром» не вполне корректно из-за огромной разнице в боевой массе танков — более 20 тонн! Правильнее было бы отнести «Королевский Тигр» к классу сверхтяжелых танков. «Тигр II» имел более толстую броню, чем ИС-2, а пушка немецкого танка заметно превосходила по бронепробиваемости пушку ИС-2.

Порой пытаются сравнить бронепробиваемость немецкой KwK 43 и советской Д-25 и при этом совершенно не обращают внимания на то, что данные бронепробиваемости взяты из разных источников. А это очень важно, поскольку методы оценки факта пробития брони в СССР и Германии резко отличались. В Германии считалось, что броня пробита, если хотя бы 50% осколков снаряда оказывались за броней. В СССР считалось, что броня пробита при 75%. Как видите, разница составляет 25%. Подробнее о этом вы можете прочитать здесь.

К слову сказать, надежность Королевскх Тигров оставляла желать лучшего, о чем можно дополнительно прочитать здесь. Скорострельность немецкого орудия была вдвое выше советского, а также имело больший возимый боезапас. Несомненным преимуществом ИС-2 была его относительно бОльшая мобильность.

Успешно противостоять «Королевскому Тигру» ИС-2 мог только на близких дистанциях, где преимущество немецкой пушки калибра 88 мм было не так заметно. Стоит также заметить, что ИС-2 был значительно проще и технологичнее в производстве, что также немаловажно.

Источники: «Тяжелый танк», руководство, 1944;
«Изучение танков ИС-85 и ИС-122, подбитых в боях лета-осени 1944 года», НИИ-48, Свердловск, 1945;
«Тяжелые танки и САУ. Боевое применение», 1945;
«Отчет по испытанию обстрелом брони танков ИС-85 и ИС-122» НИИ-48, Свердловск, 1944
М.Свирин «Танки ИС», Армада № 6.

Ну хорошо, предположим, у вас есть свой собственный, и вполне невиртуальный сервер, и вы хотели бы его подключить к интернет, причем на хорошей скорости. В таком случае вам нужно найти компанию, которая предоставляет услуги колокации — colocation. Таких компаний много, но вот именно у нас, в отличие от многих очень хороший канал связи, а цены очень даже интересные и привлекательный. Кстати, если у вас нет своего оборудования, мы готовы вам его предоставить. А еще у нас неограниченный траффик, круглосуточная техподдержка и куча дополнительных услуг.

Танк ИС «Образец № 2» (Объект 2...
Тяжелый танк ИС-2. 4-я Гвардей...
ИС-2 Народно-освободительной а...
ИС-2 с дульным тормозом "немец...
is2_6
Тяжелый танк ИС-1
Тяжелый танк ИС-1. 1-й Гвардей...
Танки ИС у Триумфальной арки....
Танки ИС «образец № 2» (слева)...
Опытный танк ИС «образец № 3» (...
Схема бронирования ИС-1
Схема бронирования ИС-2
Компоновка тяжелого танка ИС-2
is2_18
Опытный танк ИС-122 (объект 24...
ИС-2 с дульным тормозом "немец...
is2_21
Тяжелый танк ИС-2
Эталонный образец танка ИС-122...
ИС-2 в сборочном цеху ЧКЗ. 194...
Башня танка ИС-1 с пушкой Д-5Т
Чистка канала ствола после стр...
ИС-2 с устройством для отрытия...
Танки ИС-2 на исходных позиция...
Тяжелый танк ИС-2. 82-й отдель...
is_232
Формы лобовой части корпуса та...
Варианты дульных тормозов оруд...
is2_37
is2_38
is2_39
Испытания подвески танка ИС-6...
Опытный танк ИС с 85-мм орудие...
Серийный ИС-85 во дворе ЧКЗ. А...
Опытный танк ИС с 85-мм орудие...
Государственные испытания ИС-8...
Государственные испытания ИС-8...
Компоновка тяжелого танка ИС-1
Уличный бой в Берлине. Апрель...
Схемы бронирования носовой час...
Форма кормового листа танков И...
Советские танки ИС в Померании...
В ходе уличных боев танкисты ч...
Командир танка ИС ведет огонь...
Танки ИС на Берлинском шоссе....
Первые уличные бои в Берлине....
is2_56
Тяжелый танк ИС-2. 29-й Гварде...
is2_58
is2_59
is2_60
ИС-2 с противокумулятивными эк...
Внутренний вид ИС-2
Внутренний вид ИС-2
Внутренний вид ИС-2
Внутренний вид ИС-2
ИС-2 форсирует реку по фашинно...
Взвод тяжелых танков из 27-го...
Колонна танков ИС-2 1-й чехосл...
Американский десантник из 82-й...
is2_71
is2_72
Тяжелый танк ИС-2м, прошедший...
is2_74
is2_75
Тяжелый танк ИС-1. 3-й Прибалт...
is2_77
is2_78
Предсерийный танк ИС-122 с ору...
Средний танк тяжелого брониров...

 
Оцените этот материал:
(37 голоса, среднее 4.24 из 5)