Курская битва. Замыслы, силы и средства сторон

Печать
Share
Автор: Андрей Кравченко
Впервые опубликовано 24.06.2010 09:40
Последняя редакция 22.09.2010 18:17

К весне 1943 года в районе города Курск образовался выступ, на 200 км вдававшийся в расположение германских войск. Такая конфигурация фронта позволяла советским войскам нанести мощные удары по флангам крупных группировок немцев в районах Орла, Брянска, Белгорода и Харькова. Тем более что общее соотношение сил на советско-германском фронте к апрелю 1943 г. сложилось в пользу советских войск — они превосходили противника по живой силе в 1,1 раза, в танках в 1,4, в артиллерии в 1,7 и в боевых самолетах в 2 раза.

Командующий Воронежского фронта Н. Ф. Ватутин предложил нанести «упреждающий удар» — провести наступление на Белгород. Однако Ставка ВГК учитывая усталость войск, большой некомплект личного состава и техники, а также условия весенней распутицы от проведения наступления отказалась.

8 апреля 1943г. Г. К. Жуков доложил Сталину: «Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем ему танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника». 12 апреля 1943г. Ставкой ВГК было принято решение о преднамеренной обороне на курском направлении.

Германское командование тоже «оценило» перспективы Курского выступа. В случае срезания этого выступа в окружение попадала полуторамиллионная группировка советских войск, что давало немцам шанс повернуть ход войны на Востоке в свою пользу. 15 апреля Гитлер принял решение о проведении операции «Цитадель». Планом операции предусматривалось нанесение двух встречных ударов под основание выступа в общем направлении на Курск с целью окружения и разгрома советских войск.  Ударные группировки, наступающие с севера и юга, должны были встретиться и замкнуть кольцо окружения на 4-й день наступления. До намеченного рубежа встречи группе армий «Центр» нужно было продвинуться на 75 км, группе армий «Юг» на 125 км.

В состав северной ударной группировки немецких войск, под командованием генерал-фельдмаршала  Моделя, вошли: 9-я армия и часть 2-й армии ГА «Центр», всего 26 дивизий, из них 6 танковых и 1 моторизованная — 460 000 человек, около 6 000 орудий и минометов, до 1200 танков и САУ и около 1000 самолетов. В южную группировку, под командованием генерал-фельдмаршала Манштейна вошли:  4-я танковая армия генерала Г. Гота, армейская группа «Кемпф» и часть сил 2-й армии ГА «Центр», всего 24 дивизии, из них 8 танковых и 1 моторизованная — 440 000 человек, до 4 000 орудий и минометов, до 1 500 танков и САУ, примерно 1050 самолетов.

Таким образом, к операции привлекалось 50 наиболее боеспособных дивизий, в том числе 14 танковых (около 70% танковых дивизий вермахта) и 2 моторизованные. Всего в составе групп армий «Центр» и «Юг» было свыше 900 000 человек, около 10 000 орудий и минометов, свыше 2 700 танков и САУ. Их поддерживало порядка 2000 самолетов.

Начало операции «Цитадель» неоднократно откладывалось. На советско-германском фронте установилось беспрецедентное трехмесячное затишье.

Со своей стороны советское командование, имевшее довольно точные данные о подготовке немецкого наступления имело замысел обороной основных сил Центрального и Воронежского фронтов отразить удар противника и измотав его в оборонительных боях, перейти в контрнаступление, завершить разгром противостоящих группировок противника и создать условия для перехода в общее стратегическое наступление.

Центральный фронт (738 000 человек) под командованием генерала армии К. К. Рокоссовского получил задачу оборонять северную часть курского выступа протяженностью по фронту 306 км. Воронежский фронт оборонял южную часть протяженностью 244 км. Войска Степного фронта И. С. Конева были развернуты в тылу обоих фронтов с задачей не допустить дальнейшего продвижения противника в случае прорыва им обороны.


В полосе обороны Воронежского фронта наступала ударная группировка ГА «Юг». Манштейн планировал два удара, главный — по кратчайшему направлению Томаровка, Курск силами трех корпусов 4-й ТА, из них два танковых. Вспомогательный — в направлении Белгород, Короча (  в целях обеспечения правого фланга 4-й ТА) наносила АГ «Кемпф» силами двух корпусов, из них один танковый.

Основной боевой состав группы армий «Юг» к началу операции «Цитадель» (нем. данные):

4-я танковая армия
Соединения Пехотные дивизии Танковые и моторизованные дивизии Танков и штурмовых орудий Артиллерийских орудий Установок реактивной артиллерии
52-й АК 1 - - 91 -
48-й ТК 1 3 595* 244 39
2-й ТК СС - 3 494 179 138
Всего: 2 6 1089 514 177
Армейская группа «Кемпф»**
Соединения Пехотные дивизии Танковые и моторизованные дивизии Танков и штурмовых орудий Артиллерийских орудий Установок реактивной артиллерии
3-й ТК 1 3 375 200 54
АК «Раус» 2 - 44 117 72
Всего: 3 3 419 317 126
ИТОГО: 5 9 1508 831 303

(Zetterling N. and Frankson A., table 3.8, p. 32)

* — в составе 48-го ТК учтены 51-й и 52-й ОТБ «Пантер»

** — в составе АГ «Кемпф» учтены только соединения действовавшие против Воронежского фронта.

В состав Воронежского фронта, входили: 5 общевойсковых армий (35 дивизий), 1-я танковая армия (1 МК и два ТК), под командованием генерал-лейтенанта М. Е. Катукова, 2-й гв. Тацинский ТК (командир полковник Бурдейный) и 5-й гв. Сталинградский ТК (командир генерал-майор Кравченко). Всего во фронте насчитывалось 1704 танка и САУ.

Боевой и численный состав Воронежского фронта на 5 июля 1943 г.
Армии (фронт обороны,км) По штату По списку В боевых частях Стр.див. ТБр/ОТП Орудий Минометов Танков
38-я А (80) 87 348 76 882 61 100 6 2/- 598 995 146/4*
40-я А (50) 99 767 91676 75807 7 1/2 840 1272 159/8
6-я гв.А (64) 118 244 100 257 79 653 7 1/2 892 1157 133/2
7-я гв.А (50) 110 834 94 157 76 831 7 2/3 856 1118 222/2
69-я А 67 449 54 083 41 601 5 380 851
1-я ТА 48 101 41 648 28 248 3 ТК и МК 192 264 556/6
Фронтовые части 153 104 138 222 54 211 3 2 ТК 523 780 360
2-я Возд. А 31 145 28 666 - - - - - -
ИТОГО: 715 992 625 591 417 451 35 6/7 ТК-5 4 281 6 437 1576/22

(ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп.2843. Д.26)

*  — танки в ремонте

В полосе Воронежского фронта наши войска превосходили противника: по личному составу в 1,4 раза, по орудиям и минометам в 2 раза, по танкам в 1,2 раза, число самолетов было примерно одинаковым. Однако соотношение сил сторон стало известно только после войны. В 1943г. же году решение советского командования перейти к преднамеренной обороне, тем самым отдавая инициативу немцам, содержало значительную долю риска.


Численность 4-й ТА вермахта составила 223 907 человек, из них служащих СС — 63 290, военнослужащих вермахта — 143 290, «хиви» — 9853, вольнонаемных — 6492. Противник также принял все меры, чтобы максимально пополнить свои соединения бронетехникой.

В группе армий «Юг» на 1 июля 1943г. насчитывалось: 1261 танк, 247 штурмовых орудий (всего 1508), САУ «Веспе» — 54, САУ «Хуммель» — 36, орудий полевой артиллерии — 740, противотанковых САУ «Мардер» — 121, шестиствольных реактивных минометов — 323. Из них в 4-й ТА — 1089 танков и штурмовых орудий, в АГ «Кемпф» — 419. (ВА-МА 2/1343).  Из них 102 «Тигра», 200 «Пантер». В противотанковом дивизионе дивизии СС «Райх» — 25 трофейных Т-34.

В танковых корпусах доля средних и тяжелых танков составляла: в 48-м ТК — 89% (40% всего танкового парка — это «Тигры» и «Пантеры»), во 2-м ТК СС — 92%. В 3-м ТК доля устаревших Pz.-2 составляла не более 17%, и это без учета приданного батальона «Тигров». Доля новых тяжелых танков в танковом парке ударных группировок ГА «Юг» составляла около 24%. В противотанковых дивизионах танковых дивизий, кроме буксируемых ПТО, имелось значительное количество противотанковых САУ «Мардер» и «Грилле», при расчетах сил и средств сторон их практически никогда не берут в расчет — а зря, по многим параметрам они превосходили советские СУ-76 и СУ-122.

Несмотря на более малое количество бронетехники, можно смело сказать, что на середину 1943г. немецкие танки и САУ превосходили советские практически по всем показателям. Также при сравнении сил и средств сторон необходимо учитывать, что советский танковый корпус в составе трех танковых и одной мотострелковой бригады по количеству личного состава и вооружению уступал немецкой танковой дивизии. В свою очередь советский механизированный корпус был примерно равен немецкой танковой дивизии и превосходил моторизованную.

Однако, многие немецкие танковые соединения из-за больших потерь на восточном фронте не содержались по полному штату. После перевода танкового полка на двухбатальонный состав в танковой дивизии по штату осталось 133 танка вместо 200 (Pz.-3 — 74. Pz.-4 — 59). Например, 6-я и 7-я ТД 3-го ТК были укомплектованы на 86%, а 19-я ТД — на 61%. Гораздо больше танков было по факту в танковых дивизиях СС. А дивизии СС «Мертвая Голова» (Totenkopf) и «Райх» (Das Reich) с учетом трофейной матчасти были укомплектованы даже сверх штата.

Примерно то же самое можно было сказать и о пехотных дивизиях немцев. Для сохранения штатов хотя бы боевых подразделений дивизий — в тыловых частях широко использовались «хиви» из числа граждан оккупированных стран и военнопленных. По немецким данным к середине 1943г. в составе вермахта их насчитывалось около 500 000 человек.

Наиболее надежные «хиви» использовались и в боевых, особенно разведывательных подразделениях. Так боевой состав (общий по штату -  13 155) 168-й ПД на 1 июля 1943г. составлял 6 000 человек, и только 60% из них составляли немцы. В числе остальных были: поляки −20%, чехи — 10%, русскоязычные — 2%. По показаниям пленных, в некоторых пехотных ротах 332-й ПД числилось: 40% — поляки, 10% -  чехи, остальные немцы. Элитные дивизии СС были конечно более однородными по составу.


Советские войска также испытывали значительный некомплект личного состава: средняя списочная численность стрелковой дивизии на Центральном фронте составляла — 7400 человек, на Воронежском — 8400 (по штату 9400). Численность гвардейских дивизий была несколько выше — около 9000 человек (по штату порядка — 10500).

До командиров немецких соединений день «Х» — день начала операции «Цитадель» — 5.07.1943г.— был доведен 30 июня. Накануне наступления  — 2 июля 1943г. Гитлер обратился к офицерам и солдатам соединений, участвующих в операции «Цитадель». В этот же день советское командование получило достоверные сведения о том, что противник готов начать наступление в ближайшие 2–4 дня. Советская разведка засекла начало выдвижения танковых дивизий ГА «Юг» в исходные районы для наступления. В 2:15 2 июля начальник оперативного управления и заместитель начальника Генерального штаба генерал-лейтенант Антонов доложил И. В. Сталину по телефону написанное им предупреждение войскам. Сталин подписал текст без изменений, и директива без промедления была направлена командованию Западного, Брянского, Центрального, Воронежского, Юго-Западного и Южного фронтов. В ней говорилось:

«По имеющимся сведениям, немцы могут перейти в наступление на нашем фронте в период 3–6 июля. Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1.Усилить разведку и наблюдение за противником с целью своевременного вскрытия его намерений.
2.Войскам и авиации быть в готовности к отражению возможного удара противника.
3.Об отданных распоряжениях донести».

Одно из величайших сражений в истории войн — Курская битва — началось 5 июля 1943 года.

Источники: В. Замулин. «Прохоровское сражение».  Очерк в книге «Прохоровка — взгляд через десятилетия» М. 2002
Л. Лопуховский «Прохоровка без грифа секретности» М. ЭКСМО 2005г.

 
Оцените этот материал:
(5 голоса, среднее 5.00 из 5)