Контрудар 12 июля 1943 года. Прохоровское встречное танковое сражение

Печать
Share
Автор: Андрей Кравченко
Впервые опубликовано 23.06.2010 17:55
Последняя редакция 22.09.2010 18:30

Изначально нанесение контрудара планировалось на 10:00 12 июля 1943 г.  Однако, в 4:00 соединения 5-й гв. ТА получили приказ командующего фронта о переносе времени атаки на 8:30, а артподготовки на 8:00.  С чем это было связано?

Дело в том, что время перехода в наступление переносилось неоднократно. Первоначально, как уже было сказано, время нанесения контрудара определялось в 10:00. В связи с ухудшением ситуации на подступах к Прохоровке представитель Ставки приказал быть готовыми к атаке противника в 21:00 11 июля. Затем время готовности к контрудару перенесли на 3:00 12 июля. При этом видимо рассчитывали нанести удар ночью или перед рассветом и тем самым добиться внезапности, а главное лишить противника преимущества в дальнобойности его танковых орудий. Но сложности в проведении атаки в темное время суток на незнакомой местности, пересекаемой оврагами, к тому же заминированной в ходе бое 10 и 11 июля заставила отказаться от этого варианта.

Наконец время контрудара снова перенесли на 10:00 12 июля. Расчет был на то, что как обычно, противник начнет атаки с рассветом и можно будет встретить немецкие танки огнем с места, а уже потом атаковать. Но ночью Ватутину стало известно о том, что противник (АГ «Кемпф») прорвал оборону 69 армии и продвигается в северном направлении.  Командованию фронта стал ясен замысел противника — окружить основные силы 5-й гв. ТА в районе Прохоровки. Выжидать дальше не было смысла, угроза охвата флангов армии возрастала с каждым часом. Именно поэтому командующий фронтом принял решение о переносе контрудара на 8:00.

На направление прорыва немцев  командующий фронта приказал выдвинуть резерв танковой армии и две МБр (66 танков) с 1447-м САП (7 СУ-122 и 4 СУ-76) от 5-го гв. МК В район Шахово выдвинулась также танковая бригада 2-го гв. ТК (44 танка). Против наступающих дивизий 3-го ТК немцев пришлось также задействовать 104 гв. ИПТАП (8 76-мм и 11 45-мм орудий). В полосу обороны 69-й армии была передана и 10-я ИПТАБр в полном составе. Таким образом контрудар еще не начался, а для парирования угрозы выхода противника в тыл 5-й гв. ТА пришлось выделить почти пятую часть от  общего количества танков и САУ и два артполка. Группировка выдвинутая против 3-го немецкого ТК получила название «отряд  генералаТруфанова».

На фоне большой активности немцев на флангах — поведение противника на направлении, где он ближе всего подошел к Прохоровке выглядело странным. Все предыдущие дни немецкие части переходили в наступление с рассветом, в 5 максимум 6 часов утра.  12 июля дивизия СС «МГ» атаковала с плацдарма с рассветом, части 3-го ТК продолжали наступать даже ночью, что очень нехарактерно для немцев. И только танковые дивизии СС «ЛАГ» и «Райх» непосредственно противостоявшие армии Ротмистрова не сдвинулись с места утром 12 июля!

А дело в том, что немецкое командование ожидало именно в районе Прохоровки появления танковых резервов русских. Начальник штаба ГА «Юг» Т. Бюссе: «Мы предполагали, что резервы противника (в первую очередь, танковые части) могут быть, по всей видимости, быстро выдвинуты с востока еще до соединения (9-й А и 4-й ТА). То, что эти силы должны быть встречены и скованы в районе Прохоровки, рассматривалось нами как предпосылка для общего успеха операции».

Встреча с контратакующими русскими танковыми частями не раз отрабатывалась в процессе командно-штабных игр и тренировок. Больше всего Г. Гот боялся, что советские войска контратакуют, когда его дивизии будут переправляться через р. Псел. Именно поэтому дивизия СС «МГ» была нацелена еще 9 июля на захват плацдарма в излучине реки Псел. В свою очередь, Хауссер после консультаций с начальником штаба 4-й ТА штандартерфюрером Остендорфом, согласился, что наступление на Прохоровку дивизий СС «Райх» и «ЛАГ» возможно только после захвата дивизией «МГ» ключевой высоты 254,4 (2 км северо-западнее Прохоровки).  То есть после того, как дивизия «МГ» выйдет в тыл советской 5-й гв. ТА.

В общем и целом можно сказать, что подход свежих советских танковых соединений, к сожалению, не остался незамечен противником. Об этом говорит и то, что немцы вопреки своему обыкновению не отвели свои танки в глубину своих позиций на ночь, а оставили их в пределах первой линии. Об этом же говорят и данные разведотдела Воронежского фронта. А в 5:00 (7:00) из дивизии СС «ЛАГ» в штаб 2-го ТК СС пришло донесение «Шум многочисленных танковых моторов перед фронтом. Активные действия вражеской авиации». Непосредственно перед атакой, немецкий самолет разведчик выпустил в сторону скопления танков 29-го ТК две ракеты фиолетового цвета  — «Внимание! Вражеские танки!». Вскоре этот сигнал немцы повторили по всему переднему краю.


С рассветом командующий 5-й гв. ТА П. А. Ротмистров вместе с представителем Ставки ВГК маршалом Василевским находились на КП армии на высоте 252,4. Отсюда хорошо просматривалась местность между рекой и ж/д насыпью. Артподготовка началась с залпа гвардейских минометных полков, потом десятиминутный огонь артиллерии, а потом снова залп «Катюш». Танки, а вслед за ними пехота пошли в атаку. Как показали дальнейшие события из-за слабости артподготовки серьезно нарушить систему огня противника и подавить его противотанковые средства не удалось.

На направлении главного удара наступал наиболее сильный 29-й ТК. Он атаковал противника на участке свх. Октябрьский, Ямки. Все три бригады корпуса действовали в первом эшелоне. Направляющей была 32-я ТБр (63 танка Т-34) полковника Линева, наступавшая по обе стороны грейдера в полосе 900 м. За ней уступом двигалась 31-я ТБр (67 танков) под командованием полковника Моисеева — она должна была нарастить удар. 25-я ТБр полковника Володина (69 танков) наступала восточнее грейдера. Таким образом, боевой порядок корпуса имел форму клина.

Правее, между р. Псел и свх. Октябрьский, перешел в наступление 18-й ТК. Его боевой порядок был построен в три эшелона: в первом — 181-я ТБр (44 танка) подполковника Пузырева и 170-я ТБр (39 танков) подполковника Тарасова, которую поддерживал 36-й гв. ОТТП (19 танков «Черчилль»); во втором — 32-я МСБр; в третьем — 110-я ТБр (38 танков). Дистанция между эшелонами по времени составляла 30 минут. Следовательно, в первом атакующем эшелоне двух корпусов в полосе шириной 6 км наступали 5 танковых бригад, тяжелый танковый и самоходно-артиллерийский полки, всего 282 танка и 20 САУ.

В отличие от общепринятого взгляда анализ документов показывает, что кроме танков и САУ в атаке активно участвовала и пехота 5-й гв. армии, дивизии которой 11 июля вели тяжелые оборонительные бои, а ночью контратаковали противника. На направлении главного удара наступали части 42-й гв. СД и 9-й гв. ВДД общей численностью около 15 000 человек! В ходе наступления стрелковые части сыграли большую роль, особенно во второй половине дня.

Двум советским танковым корпусам противостояла танковая дивизия СС «ЛАГ», ее фланги частью сил обеспечивали дивизии СС «Райх» и «МГ». В районе Тетеревино сосредоточились подразделения танкового полка дивизии «Райх», основные силы которой были развернуты перед 2-м гв. ТК.

Атака советских танков началась стремительно. Но вскоре танковые бригады первого эшелона неожиданно попали под хорошо организованный огонь противотанковых средств, танков, САУ и штурмовых орудий. Вот что сказано в журнале боевых действий 29-го ТК:

«Атака началась без артобработки занимаемого противником рубежа и без прикрытия с воздуха. Это дало противнику возможность открыть сосредоточенный огонь по боевым порядкам корпуса и безнаказанно производить бомбежку танков и мотопехоты, что привело к большим потерям и уменьшению темпов атаки, а это, в свою очередь, дало возможность противнику вести действительный огонь артиллерии и танков с места.

[...]

Несмотря на сильное огневое сопротивление противника, 32 тбр, не теряя организованности в боевых порядках во взаимодействии с 25 тбр, открыв массированный огонь из танков, двигалась вперед. При подходе к рубежу совхоз Октябрьский, совхоз Сталинск. были обстреляны артминогнем, где были вынуждены закрепиться на достигнутом рубеже, собрать силы для дальнейшего наступления и подготовиться к отражению атак противника. Отдельные подразделения, вырвавшиеся вперед, подходившие даже к совхозу Комсомолец, понеся большие потери от артогня и огня танков из засад, отошли на рубеж, занимаемый основными силами...

[...]
32 тбр в 8.30 12.7.43 г. без артиллерийской и авиационной обработки переднего края обороны пр-ка, не имея точных данных об огневых средствах пр-ка, бригада двумя эшелонами атаковала пр-ка в направлении…вдоль ж.д. в полосе до 900м. На этом (главном) направлении пр-к сосредоточил большое количество танков Т-6, самоходных пушек „фердинанд‛, а также других противотанковых средств.

[...]

Атака 32 тбр протекала в исключительно быстром темпе. Все танки пошли в атаку, и не было ни одного случая нерешительности или уклонения от боя. К 12.00 12.7.43г. танковые батальоны вышли в район артиллерийских позиций пр-ка. Пехота в панике начала бежать…Пр-к бросил на передний край обороны до 150 самолетов, которые положили пехоту 53 мсбр, которая следовала сзади танков, вывели из строя несколько танков. 31 тбр вместо развития успеха продолжала топтаться сзади. Противник заметил, что темп атаки упал, подтянул свежие танковые резервы и пехоту. К этому времени бригада потеряла до 40 танков и 350 человек личного состава и вынуждена была остановиться.

[...]

31 тбр... в 8.30 после сигнала (залп РС) началась атака без арподготовки и прикрытия с воздуха наступающих танков и пехоты. Налеты производятся группами от 8 до 37 шт. „МЕ-110‛ и „Ю-87‛. Танки несли большие потери от авиации и артогня противника…В 10.30 танки достигли рубежа совхоз Октябрьский. Дальнейшее продвижение остановлено беспрерывным воздействием авиации противника. Прикрытие наступавших танков с воздуха отсутствовало до 13.00».

Обе бригады были встречены хорошо организованным огнем из опорных пунктов в совхозе Октябрьский и на высотах 252,2 и 241,6, захваченных немцами накануне.  Полосу наступления наших танковых корпусов пересекало несколько балок и оврагов. При их преодолении наши танки оказывались в крайне невыгодном положении. Поэтому уже при сближении было потеряно много боевых машин. Боевой порядок нарушился, экипажи начали маневрировать на поле боя стремясь избежать огня противника. Стремительная атака захлебнулась, начался огневой бой в далеко не равных условиях.

К свх. Октябрьский танки 29-го ТК вышли в 10:30, где были остановлены мощным огнем артиллерии, ПТО и танков противника. К этому же времени на подступы к совхозу вышла и пехота 127-го и 136-го гв. СП 42-й гв. СД. Таким образом, бригады корпуса за 2 часа боя прошли всего 1,5-2км. К 11:00 части корпуса закрепились на достигнутом рубеже: 0,5 км севернее Октябрьского, 0,5 км северо-восточнее совхоза «Сталинское отделение», 0,5 км юго-восточнее Сторожевое. На подступах к совхозам скопилось до 150 танков.  Однако, воспользовавшись суматохой, под прикрытием огня танков атакующих с фронта, командир 1-го батальона 32-й ТБр майор Иванов направил свои машины в обход. 15 Т-34, прикрывшись лесопосадкой у железной дороги, на полном ходу проскочили наиболее опасные места у высот 242,5 и 241,6. Углубившись в оборону врага на 5 км, они ворвались в свх. Комсомолец. Некоторые подразделения 53-й МСБр также смогли вслед за танками прорваться к совхозу. Прорыв танкового батальона майора Иванова в глубину обороны противника дал повод позднейшим рассказам о сквозной атаке. Узнав о нем, П. А. Ротмистров решил, что в сражении наступает перелом.


К месту прорыва наших танков немцы срочно подтянули дополнительные силы, в том числе и десять трофейных танков Т-34 из состава противотанкового дивизиона дивизии СС «Райх». После налета «Юнкерсов» противник атаковал наши танки с нескольких направлений.  Танкисты и мотострелки, используя имевшиеся окопы и укрытия, отбили первую атаку. Попытка оказать помощь окруженным не удалась — попытавшиеся пройти тем же маршрутом танки 2-го батальона майора Вакуленко были встречены огнем из засады, северо-восточнее совхоза и потеряв несколько машин отошли к основным силам бригады. Несколько часов танкисты майора Иванова держали круговую оборону, пока не пали в неравном бою. Сам 36-летний  комбат сгорел в танке. Уцелевшие пехотинцы отошли на юго-восточную окраину х. Ямки. Бригада (53-я МСБр) в этот день потеряла 1122 человека, в том числе убитыми и пропавшими без вести — 393.

Не имела успеха и атака 25-й ТБр, наступавшей с исходных позиций восточнее железной дороги в районе х. Ямки. Танки атаковали противника по открытой местности. 362-й батальон бригады от огня танков противника из засад, в считанные минуты потерял 26 танков Т-34 из 32-х. Поддерживающие атаку две батареи 76-мм и 122-мм САУ 1446-го САП, выдвинулись вперед. Оказавшиеся впереди танки Т-70 25-го ТБ и САУ сами попали под сосредоточенный огонь противника. Значительная их часть была подбита еще при подходе к лесу, другие на высокой скорости к лесу все же прорвались.

САУ  (видимо СУ-122) лейтенанта В. М. Кубаевского (наводчик Громов, механик-водитель Меркулов, заряжающий Суздалов, замковый Ершов) была подбита при подходе к лесу. Механик-водитель повел горящую самоходку на таран немецкого танка. От удара машины взорвались, похоронив и советский и немецкий экипажи. Почти все САУ обеих батарей были подбиты. Понес серьезные потери и 25-й ТБ. Остатки бригады вышли из боя и заняли оборону в 1,5 км юго-восточнее Сторожевое. Командир бригады полковник Володин был тяжело контужен, сгорел в танке командир 362-го ТБ майор Мясников, ранен командир 25-го МСБ майор Григоренко. Из оставшихся в строю танков был сформирован батальон, который возглавил командир 25-го ТБ майор Чекранов.
В этот день сводный батальон 25-й ТБр, в составе 20 танков, из них 15 легких, предпринял еще одну атаку. При огневой поддержке 169-й ТБр он атаковал противника в с. Ивановский Выселок, стремясь пробиться к совхозу Комсомолец. Встретив сильный огонь противника остатки бригады отошли на исходный рубеж. Из 69 танков бригады 50 было подбито и сожжено. Потери составили 158 человек, в том числе 40 убитыми и 27 пропавшими без вести. Было уничтожено 3 танка противника, из них 1 тяжелый, 2 САУ, 3 ПТО, 2 миномета и склад ГСМ.

Удачнее действовал 18-й ТК, который атаковал противника между р. Псел и совхозом Октябрьский совместно с полком 42-й гв. СД.  Батальоны левофланговой 170-й ТБр попытались на большой скорости проскочить мимо свх. Октябрьский, но попали под огонь ПТО противника и САУ «Мардер».  181-я ТБр несмотря на сильный фланговый огонь решительно атаковала разведбатальон ТД СС «ЛАГ», прикрывавший стык с дивизией «МГ» и смяла его. Однако преследовавшие отступающий батальон советские танки встретили ожесточенное сопротивление боевой группы ТД СС «МГ» в составе до батальона пехоты и до 20 танков.

Танкисты 181-й ТБр к 12 часам завязали бой на юго-западных окраинах Андреевки, стремясь прорваться к Васильевке и далее на Козловку к мостовым переправам противника. Враг почувствовав опасность, стянул в район Козловки штурмовые орудия и противотанковые САУ. Из района Грезное открыли огонь батареи 105-мм и 150-мм орудий и шестиствольных минометов. Подразделения 181-й ТБр попали под перекрестный огонь. Со скатов высоты 226,6 вели огонь «Тигры», с высоты 214,6 САУ противника. Особенно сильное сопротивление оказали немцы в Васильевке.

В 13:00 около 15 танков противника обстреляли с правого (более высокого) берега реки подходивший к Михайловке 2-й Тб 110-й ТБр. Группа мотопехоты противника при поддержке танкового огня попыталась форсировать р. Псел. Огнем  танков бригады эта попытка была отражена.

Штаб 18-го ТК на 14:00 докладывал:

«1. Противник оказывает упорное сопротивление, отходит в направлении отм. 217,9, совхоз Комсомолец. Артиллерия противника ведет интенсивный огонь по боевым порядкам корпуса из района Грезное. Авиация противника произвела до 1500 самолетовылетов по боевым порядкам корпуса.
2. Сосед слева ведет огневой бой за совхоз Комсомолец.
3. 18 тк выполняя поставленную задачу, вышел на рубеж:
110-я тбр — 500 метров восточнее Михайловка.
181-я тбр — заняла совхоз Октябрьский, ведет бой на рубеже Андреевка, выс. 241,6, донесение проверяется.
170-я тбр — ведет бой на рубеже овраг юго-вост. Михайловка.
Потери материальной части:
Подбито и сожжено: танков МК-4 — 11, танков Т-34 — 6, танков Т-70 — 4. Потери материальной части и личного состава уточняются.
4. Продолжаю выполнять поставленную задачу. Прошу поддержки в истребительной авиации боевых порядков корпуса.
5. КП — сев. окр. Петровка».

Практически к 11:00 продвижение обоих корпусов было остановлено сильным огнем ПТО и танков противника. Части понесли большие потери. К 12:00 170-я ТБр на подступах к свх. Октябрьский потеряла до 60% машин, а к исходу дня три четверти танков. Сгорел в танке комбриг подполковник В. Д. Тарасов, погиб командир 1-го Тб капитан Исаев. В 36-м гв. ТТП осталось в строю 2 танка, 8 машин были подбиты и требовали ремонта.


Массовые потери отрицательно сказались на настроениях личного состава. Видимо, никто не ожидал, что противник успеет подготовить столь хорошо организованную оборону, насыщенную орудиями ПТО и танками. Низкий темп продвижения бригад и их потери свидетельствуют, что ближний бой немцам навязать не удалось. Наши танкисты,  зажатые в узком дефиле между р. Псел и урочищем Сторожевое, не смогли реализовать свое численное преимущество над врагом и более высокую маневренность своих боевых машин.

Тем не менее, несмотря на большие потери, огонь артиллерии и бомбежку, 32-я бригада полковника Линева на максимальной скорости пошла в обход совхоза Октябрьский. В13:00, подавив огонь противотанковых орудий противника, танкисты 29-го ТК атакой с юго-востока, подразделения 170-й ТБр 18-го ТК — с северо-запада совместно с частями 42-й и 9-й гв. СД наконец-то овладели Октябрьским. Когда танковые бригады после 5-ти часового боя ворвались в совхоз, по ним нанесли удар наши штурмовики. Видимо доклад о захвате Октябрьского запоздал.

Танки противника, продолжая вести огонь с выгодной для них дистанции отошли от совхоза за противотанковый ров. Теперь на бригады 29-го ТК обрушилась авиация противника. Бомбежка группами до 40 самолетов продолжалась около часа. После чего немцы попытались контратаковать танками и мотопехотой. 31-я и 32-я ТБр огнем танков с места при поддержке трех батарей 1446-го САП и орудий ПТО стрелковых частей отбили все контратаки противника. Из боевого донесения 29-го ТК:

«...31 тбр по достижении северо-восточных окраин совхоз Октябрьский была задержана сильным артиллерийским и минометным огнем и беспрерывным воздействием авиации противника. Было отражено 4 контратаки пехоты и танков противника, пытавшегося вновь захватить совхоз Октябрьский. Потери: подбито и сожжено танков Т-34 — 20, Т-70 — 18. В строю 3 танка, положение и состояние остальных выясняется».

Из 31-й ТБр доложили: «В 15:40 противник предпринял контратаку, которая была отбита. В 16:00 командир бригады собрал танки и бросил в атаку свой резерв (всего 15 танков). Атака успеха не имела, так как противник подтянул противотанковые резервы. Бригада заслонившись своей пехотой и пехотой 53-й мсбр в районе лощины 1,5 км совхоз Октябрьский, перешла к обороне. В итоге боев за день бригада имеет потери: танков Т-34 — 24, танков Т-70 — 20, орудий 45-мм — 1, ст. пул.— 1, ППШ — 2, винтовка — 1, убито — 44, ранено — 39, пропало без вести — 18 человек.

Уничтожено и подбито живой силы и техники противника: малых и средних танков — 21, тяжелых танков „тигр‛ — 6, пулеметных огневых точек — 17, до 600 солдат и офицеров».

В случае если бы танки 18-го ТК вырвались из дефиле, они бы смогли выйти в тыл дивизиям СС «МГ» и «Райх». Оценив опасность такого положения, Хауссер основные усилия корпуса сосредоточил против наступающих частей 18-го ТК. Немцы предприняли две сильных контратаки: одну со скатов высот юго-восточнее Октябрьский на Михайловку, другую из Козловки на Васильевку. Таким образом, танкисты и части 42-й гв. СД оказались как бы в полукольце. При отражении вражеских контратак бой на довольно ограниченном участке местности распался на поединки отдельных групп танков и даже отдельных машин, единое руководство которыми с обеих сторон было потеряно. Боевые порядки противников смешались в единый клубок. Вот тут немецкие танки потеряли всякое преимущество в дистанции, с которой они могли подбить советские машины. Жаль, что это произошло лишь на одном участке прохоровского сражения.

К 18:00 части корпуса, отразив все контратаки противника и полностью овладев Васильевкой, попытались еще раз атаковать Козловку и все-таки прорваться к переправам немцев. Огонь танков и орудий ПТО и интенсивная бомбежка не позволили сделать этого.  Дабы не нести неоправданных потерь в бесплодных атаках командир 18-го ТК, генерал-майор Б. С. Бахаров без санкции вышестоящего командования принимает решение прекратить наступление и закрепиться на достигнутых рубежах. За что позднее он был снят с должности и назначен с понижением. И это несмотря на то, что его корпус действовал наиболее успешно в бою 12 июля 1943 и вклинился в оборону немцев на 4-5км, а также отбил несколько массированных контратак противника, сумев в итоге навязать немцам ближний бой и нанеся им значительные потери.

В общем, на участке наступления 18-го ТК немцы оказали упорное сопротивление. Используя свое преимущество в танковом вооружении, они нанесли нашим атакующим танкам серьезные потери. Но при переходе немцев в контратаки они сами были контратакованы советскими танками. Бой с обеих сторон отличался особенным ожесточением, превратившись в «собачью свалку». И продолжался до позднего вечера, закончившись переходом обеих сторон к обороне. За день 12 июля 18 ТК потерял 84 танка.

В журнале боевых действий 29-го ТК был подведен итог боевых действий за 12 июля. Уничтожено до 3260 солдат и офицеров противника, пулеметов — 138, орудий — 54, танков — 68, автомашин — 127, мотоциклов — 17,  самолетов — 2, складов боеприпасов — 2, минбатарей — 4, артбатарей — 9, минометов — 16. Корпус потерял: из 122 танков Т-34 — 95 (75 безвозвратно), из 70 Т-70 — 36 (28 безвозвратно), из 20 САУ — 19 (14 безвозвратно), всего: из 212 танков и САУ потеряно 170 (70%) из них 117 безвозвратно.

2-му гв. Тацинскому ТК также не удалось выполнить задачу. Корпус должен был к 17:00 выйти на рубеж юго-восточнее Яковлева, тем самым способствовать окружению группировки противника. На направлении действий корпуса севернее Калинина, в полосе всего 6 км, оборонялась ТД СС «Райх». В ее составе на 18:00 11 июля было 68 танков (в том числе 1 «Тигр» и 8 Т-34) и 27 штурмовых орудий (всего 95 бронеединиц). В первом эшелоне дивизии оборонялись 2 танко-гренадерских полка, усиленных противотанковым дивизионом, включавшим 12 САУ «Мардер» и 46 ПТО различного типа.


Южнее Калинина оборону держала 167-я ПД противника, в первом ее эшелоне оборонялись все три гренадерских полка на фронте 17 км, усиленные саперным батальоном РГК. Пехоту поддерживали более 100 орудий, в том числе более полусотни 50-мм и 75-мм ПТО.

Но в ночь на 12 июля немцы попытались переправить через Северский Донец свои танки, командир 2-го гв. ТК был вынужден часть сил — 26-ю гв. ТБр отправить на уничтожение уже переправившейся немецкой техники. Уход 26-й гв. ТБр значительно ослабил корпус — вместо 140 в строю осталось 96 танков.

Выдвижение танков корпуса было обнаружено немецким самолетом-разведчиком, который дал в их сторону ракеты фиолетового дыма. Несмотря на обстрел и бомбардировку две танковые и одна мотострелковые бригады в 10:00 атаковали противника. 25-я гв. ТБр не смогла захватить Ясную Поляну из-за сильного огня ПТО, но последовательно очистила от противника и захватила 2 лесных массива у х. Озеровский. Но овладеть самим хутором не получилось, т. к. противник подтянул резервы к наметившемуся месту прорыва и бригада была сама контратакована танками противника.

4-я гв. ТБр атаковала позиции противника у х. Калинин. К 15:00 ее направляющий взвод ворвался на хутор, но был уничтожен огнем 12 танков противника. Сильный огонь и бомбежка вынудили комбрига остановить атаку, подразделения бригады отошли в 600 м от х. Калинин. В это же время враг сам перешел в наступление на Сторожевое и захватил его южную часть, до 15 танков и батальон мотопехоты вышли на северную окраину Виноградовки. Обстановка в корне изменилась  — дивизия СС «Райх» не только отбила все атаки 2-го гв. ТК, но и создала угрозу выхода своих частей в его тыл. Наступление пришлось остановить. Противник усилил нажим в направлении Ивановский Выселок, Правороть стремясь охватить левый фланг основной группировки 5-й гв. ТА и одновременно выйти в тыл 2-го гв. ТК и 48-го СК 69-й А. Корпус ослабленный в предыдущих боях и уходом 26-й гв. ТБр стойко держался. Но дальше удерживать необорудованный рубеж не имело смысла. Командир 2-го гв. ТК А. С. Бурдейный приказал 4-й гв. ТБр отойти и закрепиться на рубеже ст. Беленихино, с. Ивановка. Отход прикрывала 4-я гв. МСБр, которая оказалась в очень тяжелом положении. В ходе 2-х часового боя мотострелки отбили 2 танковых атаки противника, выдержали авианалет более 50 самолетов, и авиаудар собственных штурмовиков. Всего в ходе боя бригада потеряла 272 человека.

Итоги наступления 2-го гв. ТК оказались неутешительными. При общем соотношении в танках 1,4:1 на успех наступления и трудно было рассчитывать, тем более после ухода 26-й гв. ТБр, силы сторон в бронетехнике сравнялись. Части дивзии «Райх» и 167-й ПД не только отразили все атаки танков корпуса, но и сами создали угрозу выхода ему в тыл.  Поэтому, части корпуса продвинувшись на 2–3 км, были вынуждены отойти на исходный рубеж, потеряв при этом 533 человека (162 убитыми и ранеными), и 54 танка из 94, участвовавших в наступлении.

Наступление 183-й (без 285-го СП), 375-й СД (без 1243-го СП) и 93-й гв. СД было проведено против 167-й ПД противника на фронте до 9км. 2-й СБ капитана Катанцева 227-го СП 183-й СД завязал бой в х. Калинин. Бойцы захватили немецкое полковое знамя, с убитого штабного офицера сняли сумку с картой боевой обстановки. 93-я гв. СД прорвала оборону противника у Петровское и даже овладела селом, но сил для развития успеха она не имела. К тому же дивизия испытывала острый недостаток боеприпасов, к исходу 11 июля имелось только 0,2 б/к, а пополнить запасы было негде. В общем, удар 2-го гв. ТК и трех стрелковых дивизий был нанесен «вразнобой» танки наступали сами по себе, дивизии из занимаемого положения обороны — каждая в своем направлении. Почему? Ответа нет.

2-й ТК прикрывал промежуток между 29-м и 2-м гв. ТК и огнем своих средств поддерживал их атаку. Его предполагали использовать в наступлении при удачном развитии контрудара. 169-я ТБр полковника Степанова с приданным 2-м МСБ 58-й МСБр третьи сутки обороняла Сторожевое. Это был тактически важный населенный пункт. Представление о состоянии корпуса можно составить по оперсводке штаба 2-го ТК на 7:00 12 июля:

«…3. 99 тбр имеет: 80 активных штыков, танков на ходу Т-34=10, технически неисправных=4, Т-70 на ходу = 10. Потери на 11.7.43: подбито и сожжено Т-34 = 4, Т-70 = 8.
4. 26 тбр имеет: 40 активных штыков, танков на ходу Т-34 = 6, Т-70 = 8. Потери: ранено и убито до 80 человек….
5. 169 тбр имеет: активных штыков — 85, танков на ходу Т-34=14, Т-70  = 4. Потери на 11.7.43: убито и ранено 40 человек, сгорел один танк Т-34.
6. 58 мсбр. Потери уточняются».

По этой же оперсводке противнику 11.7.43 были нанесены следующие потери: подбито и сожжено 40 танков, в том числе 3 тяжелых, уничтожено: одна САУ и два БТР и до 1,5 тысячи солдат и офицеров противника.

В 15:05 пехота и танки дивизии СС «Райх» преследуя отходившие восточнее после неудачной атаки 25-ю ТБр 29-го ТК и 3-й батальон 28-го гв. ВДП 9-й гв. ВДД, вышли к окраинам Сторожевого, и атаковали его с юга. Каждый метр продвижения стоил противнику больших потерь. Однако немцы нашли «слабое» звено в советской обороне — восточнее Сторожевого две роты эсэсовцев и 14 танков, обошли 3-й сводный батальон сильно ослабленного 285-го СП 183-й СД., создав угрозу окружения, ведшей тяжелый бой в сторожевом 169-й ТБр, которая в 18:00 организованно с пехотой 58-й МСБр отошла и заняла оборону в 1,5 км северо-восточнее Сторожевого.

Штаб бригады доложил: «В боях за Сторожевое противник потерял: Т-4 — 8, Т-6 („тигр‛) — 2, ПТО — 4, минометов — 5, уничтожено до 180 солдат и офицеров. Потери бригады: танков Т-34 — 4 (сгорело), Т-70 — 3, личного состава: убито — 30, ранено — 43 чел. Боевой состав бригады на 20:00 танков Т-34 — 5, Т-70 — 6».

Южнее Прохоровки весь день 12 июля наши войска вели тяжелые оборонительные бои. После прорыва 3-м ТК немцев обороны 305-й СД наши части оставили села Хохлово и Киселево. Командарм 69-й А Крюченкин в ночь с 11 на 12 июля вынужденно произвел перегруппировку сил — вывел из полукольца 89-ю гв. СД, отвел 92-ю СД на рубеж Ржавец, Андреевка Верин Покровка. Части 305-й СД с 96-й ОТБр отошли и заняли подготовленный рубеж Выползовка, Александровка, Подсумки, Новослободка. 81-я гв. СД оборонялась на рубеже Стрельников, Щолоково, Рындинка.


При перегруппировке 89-я гв. СД самовольно оставила рубеж, и противник к исходу 11 июля занял Гостищево. Около 2 часов ночи противнику удалось прорвать оборону 69-й А (используя в темноте трофейные танки Т-34, принятые нашими частями за свои). Одна из колонн возглавляемая трофейными машинами смогла продвинутся на 10–12 км. Другая, наткнулась на учебный батальон 89-й гв. СД под командованием капитана Рябцева  и штаб дивизии — бойцы учебного батальона приняли бой, подбив несколько танков и БТР, однако основная часть колонны сумела прорваться дальше сильно потрепав штаб и спецчасти дивизии.

К 10:00 после неоднократного перехода из рук в руки немцы силами 7-й ТД захватили Ржавец — обстановка еще более осложнилась. К 11:15 танковые подразделения противника потеснили расстроенные части 92-й гв. СД и заняли Выполозовку, АГ «Кемпф» подошла на 15 км к Прохоровке. В случае дальнейшего продвижения противника он мог выйти в тыл 2-го ТК, а затем завершить глубокий охват основных сил 5-й гв. ТА.

Отряд генерала Труфанова (169 танков и САУ) был еще в пути, когда к угрожаемому направлению вышла 26-я ТБр 2-го гв. ТК (30 танков Т-34 и 14 Т-70). В 9:55 в район Ржавец вышли передовые подразделения отряда Труфанова. К 15:25 11-я гв. МБр совместно с 1243-м СП  выбила противника из х. Шипы, а в 19:00 овладела Рындинкой. Но ликвидировать плацдарм противника на западном берегу Северского Донца не удалось. 12-я гв. МБр полковника Борисенко совместно с 1447-м САП выбили к концу дня немцев из опорного пункта на высоте 222,1 прикрывавшему Выполозовку. Наши части вышли к дороге, что в 2 км севернее села, но продвинуться дальше не смогли.

К сожалению штаб 69-й А не смог обеспечить нормальный ввод в бой подходящих частей, 53-й гв. ОТП майора Курносова при атаке Александровки, ввязался в бой с частями 92-й гв. СД. Труфанову объявили выговор, командир 92-й гв. СД «допустивший потерю всей материальной части дивизии, два раза — бегство дивизии с поля боя», был отстранен от занимаемой должности.

53-й гв. ОТП в 20:00 атаковал северную окраину с. Александровка, где был обстрелян 28 танками противника, потеряв 11 машин 53-й гв. ОТП отошел на исходные позиции (был тяжело ранен командир полка — майор Курносов). 26-я гв. ТБр и части 81-й гв. СД в районе Щолоково за день отбили две попытки противника форсировать реку — в этот день противник так и не смог выйти к Щолоково.

Весь день 12 июля в районе Ржавец шли ожесточенные бои. Советским войскам удалось предотвратить угрозу выхода АГ «Кемпф» в тыл 5-й гв. ТА. Восстановить утраченное положение не удалось, но танки дивизий 3-го ТК немцев были остановлены и противник понес значительные потери.

Из боевого донесения 5-й гв. ТА на 5:55 13 июля: «...попытки атаковать Ржавец, Рындинку, Кураковку не привели к успеху. Потеряв значительное количество танков части, закрепляются на достигнутых рубежах. Потери за 12 июля составили 9 Т-34 и 2 Т-70». Основную роль в отражении наступления АГ «Кемпф» сыграли 26-я гв. ТБр 2-го гв. ТК, 11-я и 12-я гв. МБр и 1447-й САП 5-го гв. МК. А также саперы 328-го инженерно-саперного батальона 69-й А, только на минах, установленных в ходе боя 12 июля, подорвалось 11 машин врага. Остальные части сводного отряда активных боевых действий не вели.

Части и соединения 5-й гв. А должны были перейти в атаку в полосе наступления танковой армии в 8:00 12 июля (33-й гв. СК). Однако на изготовившиеся к атаке части 5-й гв. А с рассветом перешла в наступление дивизия СС «МГ», на 12 июля имевшая в строю 101 танк и 21 штурмовое орудие, и не менее 50–60 орудий полевой артиллерии. Разведка 5-й гв. А прозевала переправу значительного количества бронетехники через реку, к тому же противник упредил наши части в переходе в наступление. В результате советские подразделения встретили атаку ТД СС «Мертвая Голова» практически на открытом месте. Основной удар пришелся по сильно ослабленной в предыдущих боях 52-й гв. СД (численность на 12 июля всего 3380 чел.), которая с трудом отражала атаки эсэсовцев.

К сожалению, изменение ситуации не было доведено до командира 95-й гв. СД, и она продолжала выполнять наступательную задачу. Как результат, стрелковые подразделения дивизии атаковали танки дивизии СС «МГ» практически на открытой местности (!), и понесли большие потери. Огнем артиллерии, минометов и ПТР противник был отброшен, но боевые порядки подразделений перемешались, и управление ими было потеряно.

В 11:00, когда стало понятно, что дивизия СС «ЛАГ» в основном выдержала удар советских 29-го и 18-го ТК, противник начал наступление и в излучине р. Псел. Главный удар дивизия СС «МГ» наносила  в направлении высоты235,3 на дороге Прохоровка — Карташевка.  Подразделения 151-го и 155-го гв. СП были отброшены на юж. окраину х. Веселый, 153-й гв. СП оттеснен в район Михайловки. К 13:00 противник овладел северными скатами высоты 226,6. 11-я МСБр в течение 3-х часов вела бой на гребне этой высоты с мотопехотой и танками немцев. 2-й батальон бригады оказался в окружении, остатки 1-го и 3-го отошли в направлении х Полежаев. Ключевая позиция — высота 226,6 — была оставлена.

Прорвавшиеся немецкие танки (около 40 ед.) у высоты 236,7 были встречены 233-м гв. АП 95-й гв. СД, в ходе боя погибли почти полностью 8-я и 9-я батареи полка, командир полка майор Ревин погиб. Противник потерял 16 танков и до роты пехоты и отошел на 1,2 км. В 15:00 немцы нанесли наиболее сильный удар, оборона 95-й гв. СД дезорганизованная неудачной попыткой перейти в атаку не выдержала.  Наступил наиболее критический момент боя. Атака немцев была отбита в основном артиллерией 233-го гв. АП и 103-го ОИПТАД. Расчеты батарей (даже гаубичных) стоявших на прямой наводке понесли большие потери.  В этом же бою совершил свой подвиг командир взвода ПТР лейтенант Шпетный — раненый он бросился со связкой противотанковых гранат под немецкий танк. Посмертно ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Командование фронта приказало выдвинуть на это направление танковые подразделения 5-й гв. ТА. Ротмистров отдает приказ о срочном выдвижении на направление дороги Прохоровка — Карташевка 10-й гв. МБр и 24-й гв. ТБр. Но они вышли в указанный район только к вечеру 12 июля, когда противник уже был остановлен главным образом огнем артиллерии.

Лишь одна дивизия 5-й гв. А — 97-я гв. СД, в этот день наступала вдоль реки на Кочетовку. Дивизия смяла разведбатальон дивизии СС «МГ» и продвинулась на 3-4км. Штаб дивизии «МГ» доложил, что: «связь с соседом слева (11-й ТД) потеряна в связи с прорывом русских в Кочетовку». К сожалению, у наших войск не хватило сил развить прорыв.

К исходу дня обстановка в излучине стабилизировалась. Всю ночь с 12 на 13 июля советские части лихорадочно готовили оборонительные рубежи. Таким образом, вместо участия в контрударе соединениям 33-го гв. СК на северном берегу реки пришлось отражать ожесточенные атаки ТД СС «Мертвая Голова». Ценой большого напряжения сил наступление немцев удалось остановить, в дальнейшем попытки противника развить наступление с плацдарма окончились неудачей.

К концу дня 12 июля советские танковые и стрелковые части понесли серьезные потери, достигнув на направлении главного удара продвижения в 4–5 км, однако в свою очередь во второй половине дня сами были атакованы противником. К исходу дня обе стороны не достигнув успеха перешли к обороне, практически на тех же рубежах, что и утром 12 июля 1943г.

Источники: Л. Лопуховский «Прохоровка без грифа секретности» ЭКСМО 2005г.
Л. Лопуховский. В. Замулин "Прохоровское сражение. Мифы и реальность. М. ВИА 2002–2003 №№ 33-39
Военная энциклопедия. М. Воениздат, 1999. Т-4
Робин Кросс «Операция Цитадель» Смоленск Русич 2006 г.

 
Оцените этот материал:
(4 голоса, среднее 4.75 из 5)